Главная \ Еженедельная приходская стенгазета \ 23 октября. Преподобного Амвросия Оптинского

23 октября. Преподобного Амвросия Оптинского

← Предыдущая Следующая →
23 октября.  Преподобного Амвросия Оптинского

Преподобный Амвросий (в миру Александр Михайлович Гренков) родился 21 ноября 1812 года в селе Большая Липовица Тамбовской губернии в семье пономаря. Окончив духовное училище, он успешно прошел курс в духовной семинарии. Некоторое время он был домашним учителем в одной помещичьей семье, а затем преподавателем Липецкого духовного училища. Обладая живым и веселым характером, добротою и остроумием, Александр Михайлович был очень любим своими товарищами и сослуживцами. В последнем классе семинарии ему пришлось перенести опасную болезнь, и он дал обет постричься в монахи, если выздоровеет.

По выздоровлении он не забыл своего обета, но несколько лет откладывал его исполнение. Однако совесть не давала ему покоя. И чем больше проходило времени, тем мучительнее становились укоры совести. Периоды беззаботного веселья и беспечности сменялись периодами острой тоски и грусти, усиленной молитвы и слез. Изнемогая от своей нерешимости, Александр Михайлович отправился за советом к проживавшему в той местности известному подвижнику Илариону. «Иди в Оптину, – сказал ему старец, – и будешь опытен». Гренков послушался.

Осенью 1839 года он прибыл в Оптину Пустынь, где был ласково принят старцем Львом. Вскоре он принял постриг и был наречен Амвросием, в память святителя Медиоланского, затем был рукоположен в иеродьякона и позднее в 1846 году – во иеромонаха, а через 14 лет – избран старцем монастыря.

Несмотря на слабость здоровья, он много потрудился над переводом и изданием аскетических творений святых отцов, а также собственных богословских трудов. Но не издательская деятельность была средоточием старческих трудов преподобного Амвросия. Его душа искала живого, личного общения с людьми, и он скоро стал приобретать славу опытного наставника и руководителя в делах не только духовной, но и практической жизни.

Он обладал необыкновенно живым, острым, наблюдательным и проницательным умом, просветленным и углубленным постоянною сосредоточенною молитвою, вниманием к себе и знанием подвижнической литературы. По благодати Божией его проницательность переходила в прозорливость. Он глубоко проникал в душу своего собеседника и читал в ней, как в раскрытой книге, не нуждаясь в его признаниях.  Преподобный Амвросий  умел давать свои наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались каждым слушающим. Когда это было необходимо, он умел быть взыскательным, строгим и требовательным, накладывая на наказуемого епитимью.

Старец не делал никакого различия между людьми, каждый имел к нему доступ и мог говорить с ним: и петербургский сенатор, и старая крестьянка, профессор университета и столичная модница, Соловьев и Достоевский, Леонтьев и Толстой.

С какими только просьбами и жалобами, с какими только своими горестями и нуждами ни приходили к старцу люди! Приходит к нему молодой священник, год тому назад назначенный, по собственному желанию, на самый последний приход в епархии. Не выдержал он скудости своего приходского существования и пришел к старцу просить благословения на перемену места. Увидев его издали, старец закричал: «Иди назад, отец! Он один, а вас двое!» Священник, недоумевая, спросил старца, что значат его слова. Старец ответил: «Да ведь дьявол, который тебя искушает, один, а у тебя помощник – Бог! Иди назад и не бойся ничего; грешно уходить с прихода! Служи каждый день литургию, и все будет хорошо!» Обрадованный священник воспрянул духом и, вернувшись на свой приход, терпеливо повел там свою пастырскую работу и через много лет прославился как второй старец Амвросий.

В старце в очень сильной степени была одна русская черта: он любил что-нибудь устроить, что-нибудь создать. Он часто научал других предпринять какое-нибудь дело, и когда к нему приходили сами за благословением на подобную вещь частные люди, он с горячностью принимался обсуждать и давал не только благословение, но и добрый совет. Остается совершенно непостижимым, откуда брал отец Амвросий те глубочайшие сведения по всем отраслям человеческого труда, которые в нем были.

В течение более тридцати лет, изо дня в день старец Амвросий совершал свой подвиг. В последние десять лет своей жизни он взял на себя еще одну заботу: основание и устройство женской обители в Шамордине, в 12 верстах от Оптины, где, кроме 1000 монахинь, имелись еще приют и школа для девочек, богадельня для старух и больница.

1891 год был последним в земной жизни старца. Все лето этого года он провел в Шамординской обители, как бы спеша закончить и устроить там все незаконченное. Шли спешные работы, новая настоятельница нуждалась в руководстве и указаниях.

Старец, повинуясь распоряжениям консистории, неоднократно назначал дни своего отъезда, но ухудшение здоровья, наступавшая слабость – следствие его хронической болезни – заставляли его откладывать свой отъезд. Так протянулось дело до осени. Вдруг пришло известие, что сам преосвященный, недовольный медлительностью старца, собирается приехать в Шамордино и увезти его. Тем временем старец Амвросий слабел с каждым днем. И вот – едва преосвященный успел проехать половину пути до Шамордина и остановился ночевать в Перемышльском монастыре, как ему подали телеграмму, извещающую его о кончине старца (10/23 октября 1891 года). Преосвященному советовали на другой день вернуться в Калугу, но он ответил: «Нет, вероятно, такова уж воля Божия! Простых иеромонахов архиереи не отпевают, но это особенный иеромонах – я хочу сам совершить отпевание старца». Было решено перевезти его в Оптину пустынь, где провел он свою жизнь и где покоились его духовные руководители – старцы Лев и Макарий.

На мраморном надгробии выгравированы слова апостола Павла (1Кор.9:22): «Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобрящу. Всем бых вся, да всяко некия спасу» («Для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых») - слова эти точно выражают смысл жизненного подвига старца.

В 1988 году Поместным Собором Русской Православной Церкви старец Амвросий Оптинский причислен к лику святых.

«…Тогда только жизнь наша будет проходить мирно и благополучно, когда мы не будем забываться  и забывать Бога, Создателя нашего и Искупителя, и Подателя благ временных и вечных. Не забывать же Его – значит стараться жить по Его Божественным и животворным заповедям, и в нарушении их, по немощи нашей, искренне каяться и немедленно заботиться об исправлении своих ошибок и отступлений от заповедей Божиих» (из писем прп. Амвросия Оптинского).

Тропарь, глас 5

Яко к целебному источнику / притекаем к тебе, Амвросие, отче наш, / ты бо на путь спасения нас верно наставляеши, / молитвами от бед и напастей охраняеши, / в телесных и душевных скорбех утешаеши, / паче же смирению, терпению и любви научаеши; / моли Человеколюбца Христа / и Заступницу усердную / спастися душам нашим.

Кондак, глас 2

Завет Пастыреначальника исполнив, / старчества благодать наследовал еси, / болезнуя сердцем о всех, с верою притекающих к тебе. / Темже и мы, чада твоя, с любовию вопием ти: / отче святый Амвросие, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Величание

Ублажаем тя, преподобне отче Амвросие, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

Поучения старца Амвросия Оптинского

23 10   12 1. По человеческому мнению, путь спасения, казалось бы, должен быть путь гладкий, тихий и мирный, а по евангельскому слову, путь этот при­скорбный, тесный и узкий.

2. Евангельские заповеди требуют, во-первых, смиренного терпения и перенесения всех искушений, по ска­занному: «В терпении вашем стяжи­те души ваша» и «претерпевый до конца, той спасен будет»; чтобы никого не судить и никого не осуж­дать, а всех оставлять на суд Божий и предоставлять их собственной воле. Так как только один и есть Судия живых и мертвых, пред Которым каждый из нас от своих дел прославится или постыдится.

3. Кто склонен более ко внутренней жизни, тому преимущественно сле­дует заботиться более всего о том, чтобы всех и все оставлять на суд Божий…

4. Главное средство ко спасению претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны…

5. Хотящему спастись должно по­мнить и не забывать апостольскую заповедь: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов». Много других заповедей, но ни при одной такого добавления нет, то есть: так исполните закон Христов. Ве­ликое значение имеет заповедь эта, и прежде других должно заботиться об исполнении оной.

6. Многие желают хорошей духовной жизни в самой простой форме; но толь­ко немногие и редкие на самом деле исполняют благое свое желание, ­именно те, которые твердо держатся слов Святого Писания, что «многими скорбьми подобает нам внити в цар­ство Небесное», и, призывая помощь Божию, стараются безропотно пере­носить постигающие их скорби, и бо­лезни, и разные неудобства…

7. Если хочешь поставить себя на твердой стези спасения, то, прежде всего, постарайся внимать только себе одному, а всех других предоставь Промыслу Божию и их собственной воле и не заботься никому делать на­зидание. Не напрасно сказано: «Кийждо от своих дел или просла­вится, или постыдится». Так будет полезнее и спасительнее и сверх того покойнее.

8. Милость и снисхождение к ближ­ним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению.

Бог все творит для нашего спасения

14. Ты желаешь видеть как на ладо­ни свое спасение. Но такое ясное ви­дение может приводить человека или к гордости, или к разленению; а не­полезное и не дается людям, равно как и безвременное, т.е. преждевре­менное ведение и смерти своей.

15. Мы часто забываем, что «многи­ми скорбями подобает нам внити в Царствие Божие», и потому неред­ко ищем счастья земного и отрады временной в заботах житейских и в привязанности к мирским вещам. Потому всеблагий Господь всепре­мудрым Своим Промыслом и разре­шает узел сей, наводя неожиданные лишения и неожиданную скорбь, чтобы мы осмотрелись и обратили душевный взор свой к приобретению благ не временных, а вечных, кото­рые прочны и никогда не изменяемы.

16. Советую тебе не верить никако­му предчувствию, которое на тебя наводит тоску и безотрадное состоя­ние души; а верить тому, как Богу строит. Бог же устрояет для нас всегда полезное и спасительное.

17. Господь исполняет не все благие желания наши, а только те, которые служат к душевной нашей пользе. Если мы при воспитании детей раз­бираем, какое преподавание какому возрасту прилично, тем более Гос­подь сердцеведец весть, что и в ка­кое время бывает нам полезно.

18. Зло всегда забегало вперед, но не одолевало, разве только где по­пускал Господь, и попустит к пользе нашей душевной и к испытанию христианского терпения.

19. Будет то, что Бог даст. Бог же устраивает все только полезное, и душеполезное, и спасительное. Только с нашей стороны требуется не малодушествовать, а с покорнос­тью воле Божией потерпеть посыла­емые скорби и болезни, смиряясь пред Богом и людьми и не дерзая никого обвинять или осуждать.

20. Господь все попускает к пользе нашей душевной, к испытанию на­шего терпения и смирения и покор­ности воле Божией; потому что без сих трех ничего мы полезного не при­обретаем.

21. Если мы с верою неосужденно причащаемся Таинства Тела и Кро­ви Христовых, то все козни врагов наших душевных, стужающих нам, остаются недейственны и праздны.

22. Неосужденно причащаемся тог­да, когда приступаем к Таинству сему, во-первых, с искренним и сми­ренным раскаянием и исповеданием грехов своих и с твердою решимос­тию не возвращаться к оным, а во-вторых, если приступаем без па­мятозлобия, примирясь в сердце со всеми, опечалившими нас.

23. Есть и такие христиане, которые приносят покаяние, но не все выска­зывают на исповеди, а некоторые грехи скрывают и утаивают стыда ради. Таковые, по слову апостоль­скому, недостойно причащаются.

26. К молитве Иисусовой старайся прибегать часто, во всякое время, также и в церкви, особенно если не слышно чтения…

Покаяние. Как избавиться от грехов

27. Если не можем жить вполне так, как требует Слово Божие, по край­ней мере, постараемся приносить искреннее и смиренное раскаяние в своих ошибках и согрешениях с посильным исправлением, чтобы на Страшном Суде не оказаться в числе нераскаянных грешников…

 28. Если понудитесь, по евангельс­кому учению, смиряться, то мало ­помалу с помощью Божией будут отступать от вас нетерпеливость и малодушие.

29. Телесное и видимое благопри­личие может приводить нас к бла­гому устроению внутренних помыс­лов. Как Господь прежде создал из земли тело человека, а потом уже вдохнул в оное бессмертную душу, так и внешнее обучение и видимое благоприличие предшествует душев­ному благоустроению;   начинается же с сохранения очей и ушей и особенно с удержания языка…

35. Как бы ни казались благовидны и достоверны приходящие помышле­ния, но если они приводят в смуще­ние, то явный признак, что они с про­тивной стороны, и, по евангельскому слову, называются волками в овчих кожах. Правильные помышления и рассуждения успокаивают душу, а не возмущают…

36. Иногда люди по собственной неосторожности, сделанной когда­-либо прежде, подвергаются впо­следствии затруднительным обсто­ятельствам. В таком случае против смущения должно вооружаться само­укорением, и помощью Божией человек будет успокаиваться.

37. Всем известно, что первозданные Адам и Ева чрез вкус и вкушение были изгнаны из рая. Поэтому все­ми святыми отцами и предписывает­ся начинающим благочестие прежде всего воздержание вкушения.

38. Если же что-либо или кто-либо нас соблазняет или смущает, то явно показывается, что мы не впол­не правильно относимся к закону заповедей Божиих, из которых глав­ная заповедь никого не судить и не осуждать.