Главная \ Жития святых \ ОБРЕЗАНИЕ ХРИСТОВО

Старый стиль 1 января - Новый стиль 14 января НА ОБРЕЗАНИЕ ХРИСТОВО

← Предыдущая Следующая →
ОБРЕЗАНИЕ ХРИСТОВО

Господь наш Иисус Христос, по истечении восьми дней от рождения, соизволил принять обрезание. С одной стороны, он принял его для того, чтобы исполнить закон: Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков, - сказал Он, - не нарушить пришел Я, но исполнить (Мф 5:17); ибо Он повиновался закону, дабы освободить от него тех, кто пребывал в рабском подчинении ему, как говорит апостол: Бог послал Сына Своего, Который подчинился закону, чтобы искупить подзаконных (Гал 4:4-5). С другой стороны, Он восприял обрезание для того, чтобы показать, что Он принял действительно плоть человеческую, и чтобы заградились еретические уста, говорящие, что Христос не принял на Себя истинной плоти человеческой, но родился только призрачно. Итак, Он был обрезан, чтобы явно было Его человечество. Ибо, если бы Он не облекся в нашу плоть, то как мог быть обрезан призрак, а не плоть? Святой Ефрем Сирин говорит: "Если Христос не был плотию, то кого обрезал Иосиф? Но как Он был воистинну плотию, то и обрезан был как человек, и младенец обагрялся действительно Своею кровию, как сын человеческий; Он болел и плакал от боли, как подобает имеющему человеческую природу". Но, кроме того, Он принял плотское обрезание и для того, чтобы установить для нас духовное обрезание; ибо, закончив Ветхий, касавшийся плоти, закон, Он положил начало Новому, духовному. И как ветхозаветный плотский человек обрезывал чувственную свою плоть, так новый духовный человек должен обрезывать душевные страсти: ярость, гнев, зависть, гордость, нечистые желания и другие грехи и греховные вожделения.

      Обрезан же был Он в осьмой день потому, что предизображал нам кровию Своею грядущую жизнь, которая обыкновенно учителями Церкви называется осьмым днем или веком. Так писатель канона на обрезание Господне святой Стефан говорит: будущего непрестанную осьмаго века жизнь изображает, в нюже Владыка обрезался плотию. И святой Григорий Нисский так говорит: "обрезание по закону должно было совершаться в осьмой день, причем осьмое число предуказывало на осьмой будущий век".

      Подобает также знать, что обрезание в Ветхом Завете было установлено во образ крещения и очищения прародительского греха, хотя тот грех и не очищался совершенно обрезанием, чего и не могло быть до тех пор, пока Христос добровольно не пролил за нас в страданиях Своей пречистой крови. Обрезание было только прообразом истинного очищения, а не самым истинным очищением, которое совершил Господь наш, взяв грех от среды и пригвоздив его на кресте, а вместо ветхозаветного обрезания установив новое благодатное крещение водою и Духом. Обрезание было в те времена как бы казнию за прародительский грех и знаком того, что обрезываемый младенец зачат был в беззаконии, как говорит Давид, и во грехе родила его мать его (Пс 50:7); отчего и язва оставалась на отроческом теле. Господь же наш был безгрешен; ибо хотя Он и по всему уподобился нам, но не имел на Себе греха. Подобно тому, как медный змий, сооруженный в пустыне Моисеем, был по виду подобен змию, но не имел в себе змеиного яда (1 Чис 21:9), так и Христос был истинный человек, но непричастный человеческому греху, и родился сверхъестественным образом, от чистой и безмужней Матери. Ему как безгрешному и Самому бывшему Законодателем не нужно бы и претерпевать того болезненного законного обрезания; но так как Он пришел взять на Себя грехи всего мира и Бог, как говорит апостол, незнавший греха сделал для нас жертвою за грех (2 Кор 5:21) то Он, будучи без греха, претерпевает обрезание, как бы грешник. И в обрезании Владыка нам явил большее смирение, нежели в рождении Своем. Ибо в рождении Он принял на Себя образ человека, по слову апостола: сделавшись подобным человекам и по виду став как человек (Флп 2:7); в обрезании же Он принял на Себя образ грешника, как грешник, претерпевая боль, положенную за грех. И в чем не был виновен, за то Он страдал как невинный, как бы повторяя с Давидом чего Я не отнимал, то должен отдать (Пс 68:5), т.е. за тот грех, коему я непричастен, принимаю болезнь обрезания. Обрезанием, им принятым, Он предначал Свои страдания за нас и вкушение той чаши; которую Он имел испить до конца, когда, вися на кресте, произнес: совершилось! (Ин 19:30). Он изливает теперь капли крови от крайней плоти, а затем она потоками будет истекать впоследствии из всего Его тела. Он начинает терпеть в младенчестве и приучается к страданию, чтобы, став мужем совершенным, быть в состоянии вынести более лютые страдания, ибо к подвигам мужества следует приучаться с юности. Жизнь человеческая, полная трудов, подобна дню, для которого утро составляет - рождение, а вечер - кончину. Итак, с утра, из пелен, Христос, обоженный человек, выходит на дело свое, на труды - Он в трудах с самой юности Своей - и на работе своей до вечера (Пс 103:23), того вечера, когда солнце померкнет и по всей земле будет тьма, до часа девятаго. И возглаголет Он иудеям: Отец Мой доныне делает, и Я делаю! (Ин 5:17). Что же обделывает нам Господь? Наше спасение: спасение посреди земли (Пс 73:12). А чтобы сделать это дело вполне совершенно, Он принимается за него с утра, с юности, начиная претерпевать телесную болезнь, а вместе с тем и сердечно болезнуя о нас, как о Своих чадах, доколе не вообразится (Гал 4:19) в нас Сам Он - Христос. С утра Он начинает сеять Своею кровию, чтобы к вечеру собрать прекрасный плод нашего искупления.

      Обоженному Младенцу было наречено при обрезании имя Иисус, которое было принесено с неба Архангелом Гавриилом в то время, когда он благовестил о зачатии Его Пречистой Деве Марии, прежде чем Он зачат был во чреве, т.е., прежде чем Пресвятая Дева приняла слова благовестника, прежде чем сказала: Се, раба Господня; да Будет Мне по слову Твоему! (Лк 1:38). Ибо при этих словах Ея, Слово Божие тотчас стало плотию, вселившись в пречистую и пресвятейшую ее утробу. Итак, пресвятейшее имя Иисус, нареченное ангелом прежде зачатия, дано было при обрезании Христу Господу, что и служило извещением о нашем спасении; ибо имя Иисус значит - спасение, как объяснил тот же ангел, явившись во сне Иосифу и говоря: И Наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их (Мф 1:21). И святой апостол Петр свидетельствует об имени Иисусовом такими словами: Нет ни в ком ином спасения; ибо нет другого имени под небом, данного человеком, которым надлежало бы нам спастись (Деян 4:11-12). Сие спасительное имя Иисус прежде всех веков, в Тройческом Совете, было предуготовано, написано и до сего времени было хранимо для нашего избавления, теперь же, как бесценный жемчуг, принесено было из небесной сокровищницы для искупления человеческого рода и открыто всем Иосифом. В этом имени открыта безвестная и тайная премудрость Божия (Пс 50:8). Это имя, как солнце, озаряло своим сиянием мир, по слову пророка: Пред именем Моим взойдет Солнце правды и исцеление в лучах его (Мал 4:2). Как благовонное миро, оно напоило своим ароматом вселенную: миро - сказано в Писании - разлитое имя твое (Песн 1:2), не в сосуде оставшееся миро - имя Его, но вылитое. Ибо пока миро хранится в сосуде, до тех пор и благовоние его удерживается внутри; когда же оно прольется, то тотчас наполняет воздух благоуханием. Неизвестна была сила имени Иисусова, пока скрывалась в Предвечном Совете, как бы в сосуде. Но как скоро то имя излилось с небес на землю, тотчас же, как ароматное миро, при излиянии во время обрезания младенческой крови, наполнило вселенную благоуханием благодати, и все народы ныне исповедуют, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Флп 2:11)10. Сила имени Иисусова теперь открылась, ибо то дивное имя Иисус привело в удивление ангелов, обрадовало людей, устранило бесов, ибо и бесы веруют и трепещут (Иак 2:10); от того самого имени сотрясается ад, колеблется преисподняя, исчезает князь тьмы, падают истуканы, разгоняется мрак идолопоклонства и вместо него возсиявает свет благочестия и просвещает каждого человека, приходящего в мир (Ин 1:9). Пред именем Иисуса превеликом преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних (Флп 2:10). Это имя Иисусово есть сильное оружие против врагов, как говорит святой Иоанн Лествичник: "именем Иисуса всегда поражай ратников, ибо крепче этого оружия ты не найдешь ни на небе, ни на земле. Как сладко сердцу, любящему Христа Иисуса это драгоценнейшее имя Иисус и Как приятно оно тому, кто имеет его! Ибо Иисус - весь любовь, весь сладость. Как любезно это пресвятое имя Иисус рабу и узнику Иисусову, взятому в плен Его любовию! Иисус - в уме, Иисус - на устах, Иисус - веруется сердцем к праведности, Иисус - исповедуется устами ко спасению (Рим 10:10). Ходишь ли ты, сидишь ли на месте, или что работаешь - Иисус всегда находится пред очами. Не суди, - сказал апостол, - видите, что в вас копия Иисуса (Кор 2:2). Ибо Иисус для того, кто прилепляется к Нему, есть просвещение ума, красота душевная, здравие для тела, веселие сердцу, помощник в скорбях, радость в печалях, врачевство в болезни, отрада во всех бедах, и надежда на спасение и для того, кто Его любит, Сам есть награда и воздаяние".

      Некогда, по сказанию Иеронима, неисповедимое имя Божие начертывалось на золотой дощечке, которую носил на челе своем великий первосвященник; ныне же божественное имя Иисус начертывается истинною Его кровию, излиянною при Его обрезании. Начертывается же оно уже не на золоте вещественном, а на духовном, т.е. на сердце и на устах рабов Иисусовых, как оно начертано было в том, о котором Христос сказал: Он есть Мои избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое (Деян 9:15). Сладчайший Иисус хочет, чтобы имя Его, как самое сладкое питие, было носимо в сосуде, ибо Он воистину сладок всем вкушающим Его с любовию, к которым и обращается псалмопевец с такими словами: Вкусите и увидите, как благ Господь! (Пс 33:9). Вкусив Его, пророк вопиет: Возлюби Тебя, Господи, крепость моя! (Пс 17:2). Вкусив Его, и святой апостол Петр говорит: вот мы оставили все и последовали за тобою; Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни (Мф 19:27; Ин 6:68). Сею сладостью для святых страдальцев настолько были услаждены их тяжкие мучения, что они не боялись даже и самой ужасной смерти. Кто отлучит нас от любви Божией, - вопияли они, - скорбь, или беда, или меч; ни смерть, ни жизнь; ибо крепка, как смерть, любовь (Рим 8:35. 38; Песн 8:6). В каком же сосуде неизреченная сладость - имя Иисусово любит быть носимой? Конечно, в золотом, который испытан в горниле бед и несчастий, который украшен, как бы драгоценными камнями, ранами, принятыми за Иисуса и говорит: Ношу язвы Господа иисуса на теле моем (Гал 6:17). Такого сосуда требует та сладость, в таком имя Иисусово желает быть носимым. Не напрасно Иисус, принимая имя во время обрезания, проливает кровь; этим Он как бы говорит, что сосуд, имеющий носить в себе Его имя, должен обагриться кровию. Ибо когда Господь взял Себе избранный сосуд для прославления Своего имени - апостола Павла, то тотчас же прибавил: И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя мое (Деян 9:16). "Смотри на Мой сосуд окровавленный, изъязвленный" - так начертывается имя Иисусова краснотою крови, болезнями, страданиями тех, кто стоит до крови, подвизаясь против греха (Евр 12:4).

      Итак, облобызаем тебя с любовию, о сладчайшее Иисусово имя! Мы поклоняемся с усердием пресвятому Твоему имени, о пресладкий и всещедрый Иисусе! Мы хвалим Твое высочайшее имя, Иисусе Спасе, припадаем к пролитой при обрезании крови Твоей, незлобивый Младенец и совершенный Господь! Мы умоляем при сем Твою преизобильную благость, ради того Твоего пресвятого имени и ради Твоей драгоценнейшей изливаемой за нас крови, и еще ради Пренепорочной Твоей Матери, нетленно Тебя родившей, - излей на нас богатую Твою милость! Услади, Иисусе, сердце наше Самим Тобою! Защити и огради нас, Иисусе, всюду Твоим именем! Означай и запечатлевай нас, рабов Твоих, Иисусе, тем именем, дабы мы могли быть приняты в Твое будущее Царствие, и там вместе с ангелами славить и воспевать, Иисусе, пречестное и великолепное имя Твое во веки. Аминь.

Жития святых Димитрия Ростовского: День Первый (14 января). Том 13.