Главная \ О Храме \ О святителе Макарии \ Архипастырь, просветитель, администратор и политик \ Новые материалы о всероссийском митрополите Макарии

Новые материалы о всероссийском митрополите Макарии

Архимандрит Макарий (Веретенников),

Новые материалы о всероссийском митрополите Макарии

И.И.Смирнов, проанализировав русско-польско-литовские отношения 50-х, 60-х годов XVI столетия, отмечает дипломатическую активность Митрополита Московского Макария, его участие а этих переговорах и его значимость. Он говорит: «Приведенные материалы достаточно убедительно говорят о политической роли Макария, делая бесспорным вывод о принадлежности Макария к руководящему ядру государственных деятелей Русского государства, т.е. к правительству [1]. Он также говорит о том, что ни до, ни после Митрополита Макария такой практики не наблюдается при ведении переговоров. Этим еще раз подчеркивается выдающаяся личность Святителя.

Следует сказать, что для первых Московских митрополитов дипломатия была необходима, поскольку приходилось иметь дело с враждебной Золотой Ордой. «Так как Узбек при своем вступлении на престол узаконил, чтобы митрополиты являлись к новым ханам за получением утвердительных ярлыков, то Феогност должен был предпринять путешествие в Орду к новому хану для сейчас помянутой цели (в 1342 — 43-м году). Это его путешествие в Орду едва было не имело для Церкви весьма печальных последствий» [2]. Таким образом, внешнепредставительская и дипломатическая деятельность древнерусских Московских митрополитов была вызвана подневольным положением государства и Церкви и ориентирована на Золотую Орду. Кроме того, фактическая раздробленность Руси при теоретическом представлении ее единства — факторы, учитывая которые, митрополит Фотий и др. посещали Литовскую Русь и имели отношения с литовскими князьями и т. д. «После митрополита Ионы, — замечает один историк, — начинается период упадка государственной деятельности древнерусских митрополитов» [3]. Поэтому ко времени митрополита Макария русским первосвятителям если и приходилось иметь дело с иностранными людьми, то это, по-видимому, могли быть только «старцы» и иерархи с Востока, просители «милостыни».

Нечто подобное деятельности первых Московских митрополитов мы встречаем у Новгородских владык, где святитель Макарий (1526 — 1542) был до своего избрания в митрополиты. В древности Новгородские иерархи участвовали в заключении договоров Великого Новограда с своими западными соседями. Кроме того, Новгородский владыка вел торговые отношения с немецкими купцами [4]. В последнее время стало известно о поставке воска архиепископа Макария таллинскому купцу О.Элерсу, а взамен получалось серебро, свинец [5], т. е. металлы, необходимые для церковного строительства, церковной утвари.

Незадолго до  возведения  святителя  Макария  на  Московскую  кафедру в Новгороде был сильный пожар. «(В лето 7047. Сентября 26, в четверток, 2 час нощи на пятницу. Божиим попущением бысть велик пожар в Великом Новегороде на Торговой стороне: загорелося на Лубяницы среде оулицы, и выгоре от святаго Иоана с Опок, от Ильинского примостка, по Великую оулицу, берегом, по Щитную оулицу, огореша: святыи Иоанн на Опоках, и святыи Дмитреи в Торгу, и святыи Дмитреи на Славкове оулицы; сторожа два под церковью оумроша от дымныа горести; и святыи Никита огоре; а оулиц 14, а дворов описных 500 без осми дворов; и Кирила оуродиовои сгоре» [6].

Во время этого пожара в Новгороде сгорела немецкая церковь [7], о чем, впрочем, русские летописи не сообщают. По-видимому, непосредственно во время пожара немецких купцов при их церкви не было, а был только один молодой человек. Он, защищая от разграбления имущество, убил одного новгородца. Вопросы возмещения убытков и защиту таллинских интересов впоследствии осуществлял таллинский гражданин Иаков Штайнвик.

Он был из числа тех, кто потерпел убытки с потерей своих товаров в Новгороде. Иаков Штайнвик письменно обращался в Таллинский магистрат в связи с этим: «... Я мог бы взять на себя это дело и мог бы сделать то, что их митрополит хочет [...] так как те, которые еще живы, знают все события совершенно точно, потому что сами были в то время и это может послужить к лучшему. Что тот, который там был и хорошо знает все дела, тот и не будет скрывать правду в данном вопросе, поэтому было бы весьма, весьма хорошо, чтобы дело не тянули и не затягивали долгое время, потому что там пока еще живет кто-нибудь, т. к. мы все смертны. Итак мы должны упорядочить этот вопрос своевременно, чтобы в конце концов туда не пришел тот, кто хочет, а там уже никто не знает общую ситуацию. Так ваш (городской) совет должен был по справедливым соображенням требовать возмещения, когда все действуют вместе, тогда это имеет лучшие результаты, чем один купец это может сделать, который оставил там свое имущество. Если правильно посмотреть на это дело, то дело заключается в том, что медные окна и двери были быстро найдены и новгородцы должны были бы строить церковь заново, переделать заново пол и все, что было построено ранее на этом дворе. Но если митрополит уже не был бы в живых, тогда я вообще не посмел бы думать об этом. Я имел там вино и еще другое имущество на том дворе, ценность стоимостью в сто марок. Те, которые были на этом дворе, знают это хорошо и я мог бы пытаться получить эту стоимость» [8].

В 1545 году должна была состояться поездка Я.Штайнвика в Москву, так как январем этого года датируется послание Таллинского Магистрата царю Иоанну Грозному с просьбой о возмещении убытка их купцам в Новгороде. Ревельские бургомистры и ратманы писали царю: «Мы послали к Вам нашего согражданина Якова Штайнвика, к Вашему царскому величеству из-за названной жалобы. Для этого он был снабжен полномочной грамотой, скрепленной печатью нашего города, чтобы получить возмещение за ущерб, от которого они пострадали и о которых говорится в челобитной. Поэтому это является вашей покорнейшей просьбой, чтобы Ваше царское величество смогло увидеть в этом деле то грубое насилие, высокомерие и дерзость, которые должны быть наказаны и чтобы наши получили при содействии нашего посланника Якова Штайнвика возмещение за понесенный ущерб, и чтобы возмещение не осталось удержанным, чтобы более не возникали ссоры и раздоры и чтобы невинные не страдали вместо виновных... Мы желаем оставаться без раздора и все да будет так, как полностью усмотрит Ваше царское величество, содействуя получению возмещения за причиненный ущерб.

Досточтимый господин и отец в Боге митрополит Макарий, который был в то время архиепископом Новгородским, может вспомнить при своей большой открытости и доброй воле, что он знает по данному поводу и не будет скрывать истину пред Вашим царским величеством то, что он слышал об этом деле, куда делись все вещи и т. д.» [9]. Этим временем, нужно думать, датируется грамота митрополиту Макарию (прилагаемая к статье), в которой содержится та же просьба, что и к царю, только она изложена подробнее и упоминается об убийстве новгородца. Но очевидно, вопрос затянулся с решением этого дела. Я.Штайнвику была дана охранная грамота для послов, датируемая декабрем 1553 года [10]. Новгородские наместники писали потом в Колывань: «Присылали есте к великому государю Ивану, Божиею милостию, царю и государю всеа Руссии и великому князю, бити челом своего человека Якова Стевника с грамотами». При этом указывалось, что было возмещено 337,5 рублей, «да дворника вашего Понтелейкова живота, шестьдесят и пол-осма рубля московских, отдали есмя вашему дворнику Понтелейну» [11].

Таким образом, поднятый в источниках вопрос начался, когда святитель Макарий был еще архиепископом в Новгороде, а решался он позднее уже в Москве, когда Новгородский владыка стал митрополитом. Участие в нем Святителя для таллинцев представляется само собой разумеющимся, понимая его почти как очевидца. Эти документы позволяют говорить о хороших с ним отношениях Я.Штайнвика, торговавшего в Новгороде. Кроме того, это самые ранние документы, свидетельствующие о связях митрополита Макария иноземного характера. А истоки его дипломатической деятельности, отмечено И.И.Смирновым, следует видеть в Новгороде и, в частности, в решении этого вопроса. Данные документы были упущены А.Чумиковым, публиковавшим материалы Таллинского архива в прошлом веке. Их публикация проливает дополнительный свет на историю пожара в Новгороде в 1542 г. и его последствия.

***

«Досточтимый Владыко в Бозе отец, митрополит всея Руси Макарий, Ваше честное здравие счастливое блаженство и благополучие в Вашем духовном ведении пребывающее. Мы знаем это всегда охотно и (желаем), чтобы Ваше достоблаженство изволило, чтобы и мы все добровольно пребывали в Вашем ведении.

Досточтимый господин в Бозе отец, мы не хотим скрывать пред Вами то, что к нам явились некоторые поданные нашего совета вместе с некоторыми другими товарищами — купцами, пришедши из заграницы и с горечью жаловались нам, что в Великом Новгороде но время последнего сильного пожара, когда Вы были еще архиепископом Новгородским, Вы допустили, что новгородцы белым днем вломились силою в немецкую церковь и разграбили все, что там было, и потом подожгли ее изнутри. Там не было ни справедливости, ни правды, так как вооруженные люди великого князя и государя всех русских с такой непримиримостью враждебно действовали. А мы об этом подлинно узнали, так как некоторые знатные новгородцы говорят об этом, это было очевидно, так как произошло днем. Наша всеподданнейшая просьба такова, чтобы Вы ради божественной правды помогли восторжествовать справедливости, возмещение ущерба сделало бы вам честь, сумма причиненного убытка равна 675 московским рублям. И нужно, чтобы они (новгородцы) никогда больше такого вреда не причиняли и чтобы никто не мог пострадать в будущем, и чтобы не страдали невиновные люди. Там был один молодой отрок тех людей, которые были во время новгородского пожара, и нужно чтобы ему простили убийство новгородского купца. Над ним был совершен суд и в последние минуты жизни перед смертью он сказал, что хотел бы еще больше русских убить, так как в Новгороде нет возможности добиться правды, каждый делает то, что он захочет и если что-то затягивается слишком долго, к чему он стремился, чтобы получить свое, он действовал так как отрок хотел.

Досточтимый господин в Бозе отец! О таком насилии и таком ущербе, которые были причинены, редко услышишь и очень легко мог бы случиться еще больший конфликт и раздор, если бы не стремление наших людей использовать сдержанные выражения и быть миролюбивыми. И если бы мы не просили сами, то те, которые пострадали при этом, обратились бы к великому князю, государю всех русских, который является по праву их господином. А мы полагаемся во всем на его величество, чтобы вопрос был справедливо разрешен, и чтобы справедливость восторжествовала. Большая вина лежит на новгородцах и им нужно указать, чтобы они возместили причиненный убыток. И теперь мы передаем это дело по справедливости великому князю и государю всех русских, чтобы по его велению они прекратили подобные нападения.

Досточтимый господин в Бозе отец! Мы до сих пор медлили в этом вопросе по разным причинам, чтобы послужить к лучшему, но теперь уже мы не можем больше медлить и поэтому послали нашего согражданина Якова Штайнвика к великому князю и государю всех русских и Вашей чести с письмом. И в письме великому князю есть также копия челобитной, направленной Вами кораблем (по морю), чтобы его величество и Ваша досточтимость, каждый получил свою честь и чего они желают, что Вы нам объявили.

Мы не сомневаемся, что его Величество не все знает, что Вашей досточтимости хорошо известно, что мы желаем говорить правду и устроить все дела к лучшему, чтобы каждый получил без всякого промедления и чтобы старое благополучие не потерпело вреда, чтобы все дела решались по старым обычаям и в добром мире, чтобы каждый мог придти к другому и чтобы каждый мог питаться у другого по старому обычаю.

Наша всеподданнейшая просьба заключается в том, чтобы Ваша честь упорядочила все по-лучшему христианскому праву, чтобы подобные ссоры и неприятности были избегнуты и чтобы никто не был в них обвинен, чтобы мы могли с удовольствием вернуться туда назад.»

(Центральный государственный архив Эстонской ССР, г.Таллин, ф. 230, Ревельский магистрат, оп. 1, № 1318, /ВН 4/, л. 20—20 об.)

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Смирнов И.И. Очерки политической истории русского государства 30-50-х годов XVI века. М.-Л., 1958, с. 200.

[2] Голубинский Е.Е. История Русской Церкви, Т. 2, ч, I. М., 1900, с. 156.

[3] Чиннов П. Участие древнерусских митрополитов в современной им государственной и общественной жизни. «Вера и разум», 1911, № 13, с. 48.

[4] Никитский А.И. Очерк внутренней истории Церкви в Великом Новгороде. СПб., 1879, с. 44-46; он же, Отношения Новгородского владыки к немецкому купечеству по новым данным, «ЖМНП», 1883, № 7, с. 1—15.

[5] Дорошенко В.В. Русские связи таллинского купца в 30-х годах XVI в.— В кн.: Экономические связи Прибалтики с Россией. Сборник статей. Рига, 1968, с. 47-58; он же. Торговля крупного таллинского купца в XVI веке. (По торговой книге О.Элерса 1534 — 1541 гг.) — Известия АН Эстонской ССР, т. 18. Общественные науки, 1969, № 4, с. 332-343.

[6] ПСРЛ, т. 4, ч. 1, вып. 3. Л., 1929, с. 616-617.

[7] См. акты из Таллинского архива, опубликованные А.Чумиковым (ЧОИДР, 1898, кн. 4. Смесь, с. 7-8).

[8] Центральный государственный архив Эстонской ССР, г. Таллин, ф. 230, Ревельский магистрат, оп. I, № 1318 (ВН 4), л. 5 об. — 6. Благодарю за помощь при переводе данных документов с нижненемецкого языка почетного члена. Московской Духовной Академии Фэри фон Лилиенфельд.

[9] Центральный государственный архив Эстонской ССР, Таллин, ф. 230, Ревельский магистрат, оп. 1, № 140, л. 6-7,

[10] Ю.Кивимяэ, указавший нам этот документ, за что ему сердечное спасибо, датирует грамоту 2.12.1551 года, (Kivimae J. Zur Handelsgeschichte der Fugger im spat mittelalterlichen Livland. Abraham Greiszbeutel in Dorpat 1552. 1553. — In: Scripta Mercaturae. Zeitschrift fur Wirtschafts — und Sozialgeschichte. Ostfidern, 1980, Jahrg. 14, Н. 1, S. 9. Anm. 46. Но мы в выражении «7060 втораго декабря месяца» отнесли слово «втораго» не к числу дня месяца, а к единице цифры в дате года. Это самый древний русский документ в Таллинском архиве, поэтому приводим здесь его текст полностью:

«Божиего милостию от великого государя Ивана царя всеа Русии и великого князя Владимерскаго, Московского, Новгородского, Казанского, Псковского, Смоленского, Тверского, Югорьевского, Пермьского, Вяцкого, Болгарского и иных в Любок семидесятьи дву заговорных (!) городов ратманом и посадником и купцом и купетцким детем.

Присылали есте к вам бити челом Якуша Стенвеха с своею грамотою, а в грамоте в своей к нам писали есте, что есте съехавъся в Любок меж себя все думав к нам послали бити челом, чтобы нам пожаловати вас, велети наместником своим Ноугородским дати вам перемирье по старине, чтобы вам с нашие отчины ноугородцкими купцы в Великом Новегороде торговати меж себя советуючи поволною торговлею всяким товаром на всякой товар по старине, как было наперед того, и хотите о том слати к нам бити челом послов своих. И нам бы ныне вас пожаловати дати вам на послы своя жалованная опасная грамота. И мы вас пожаловали, дали вам на ваши послы сю свою жаловальную опасную грамоту. И вы бы по той нашей жаловальной опасной грамоте послали к нам бити челом послов своих. А вашим послом со всеми их людми и со всеми их животы приехати к нам и отъехати добровольно безо всяких зацепок.

А ся вам наша жаловальная грамота на ваши послы и опасная писана в государства нашего дворе града Москвы лета 7060 втораго декабря месяца.» (Центральный государственный архив Эстонской ССР, г.Таллин, ф. 230. Ревельский магистрат, оп. 1, /ВН 30/, № 1319).

[11] Русская историческая библиотека. СПб., 1894, т.  15, с. 99—102.

 

Источник: Архимандрит Макарий (Веретенников), Новые материалы о всероссийском митрополите Макарии. «Церковь и время. Ежеквартальный журнал Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата», № 3, 1992. С.72-76.