Святитель Макарий и Соловецкий монастырь

Архимандрит Макарий (Веретенников)

Святитель Макарий и Соловецкий монастырь

Выдающимся Предстоятелем Русской Церкви середины XVI в. был митрополит Московский Макарий (†1563; память 30 декабря). Это был аскет-молитвенник, благочестивый подвижник, собеседник святых современников, иконописец. Как глава Церкви он созван знаменитые Соборы в Русской Церкви, заботясь о прославлении святых, исправлении недостатков в жизни Церкви и искоренении лжеучений. Это патриот Московской Руси, государственный деятель и дипломат. Его Первосвятительство приходится на стык малолетства и зрелого возраста Иоанна Грозного. Митрополит Макарий впервые на Руси венчал царским венцом первого московского государя. Это выдающийся деятель русской культуры, замечательный книжник своего времени, известный большими организаторскими способностями. Он предпринял попытку и трижды с большим успехом осуществил собрание воедино всей духовной литературы того времени. С его именем связано первое систематическое изложение отечественной истории - составление Степенной Книги, а также начало новой страницы в истории русской книжности — учреждение книгопечатания на Руси. Современники называли митрополита Макария чудным. Можно говорить, что именем митрополита Макария может быть названо время середины XVI века [1]. Канонизирован он был в день празднования великого юбилея — Тысячелетия Крещения Руси.

О митрополите Макарии существует немалая научная, популярная и художественная литература [2]. Однако его труды и их осмысление нуждаются в дальнейшем изучении. Например, благодаря публикации духовной грамоты первой настоятельницы Новодевичьего монастыря игуменьи Елены (Девочкиной; 1524 — 1547; память 18 ноября) открылась доселе неизвестная страница деятельности митрополита Макария, свидетельствующая о его связях с женским монашеством [3]. В результате предложенной новой атрибуции публикованного в свое время послания выявлен новый документ, адресованный Русской Церкви, который проливает некоторый свет на обстоятельства уходящего на покой в 1551 г. новгородского архиепископа Феодосия [4]. Святитель Макарий, принявший постриг в обители преподобного Пафнутия Боровского (†1477; память 1 мая) и подвизавшийся в ней около тридцати лет, известен как подвижник и монахолюбец. В течение своей архипастырской деятельности он постоянно общался с подвигами и настоятелями монастырей, давая им святительские грамоты и делая вклад в обители на молитвенную память [5]. Одним из первых деяний мудрого владыки, ставшего в 1526 г. архиепископом Великого Новгорода и Пскова, явилась так называемая монастырская реформа в епархии. В 1528 г. он созывает новгородских игуменов «и нача их учити, яко от Живоначалныя Троица от Вышняя Премудрости научением, еже есть устрояти общее житие, якоже и прежний богоноснии отци написав» [6]. Летопись очень выразительно говорит, как были восприняты святительские слова: «Игумени же, слышавше, приимше добрый совет боголюбиваго архиепископа Макария, тихаго дателя, его же любит Бог, и оттоле начата устрояти общежители, коиждо во своем монастыре, не токмо в Великом Новегороде, но и по окрестным градом новгородцким, архиепископы начата общении устрояти и тряпезы со церквами ставите по всем монастырям» [7]. Благодаря этому в обителях Новгородской епархии сразу значительно возросло число иночествующих. Памятником этих трудов святителя Макария является его Уставная грамота, данная игумену Тихону, настоятелю Духовского монастыря в Новгороде [8].

Однако деятельность святителя Макария и его попечение об обителях простирались не только на близлежащие новгородские монастыри. Сохранились некоторые материалы, показывающие его заботу о знаменитом Соловецком монастыре. Вскоре после своего прибытия в Великий Новгород, в 1527 г., он дает грамоту Соловецкому игумену Варлааму о невзимании пошлин с приписной к монастырю Петропавловской вирменской церкви [9]. В 1538 г. Соловецкая обитель перенесла сильный пожар. В феврале 1539 г. в Москве был поставлен новый глава Русской Церкви — митрополит Иоасаф (1539 — 1542) [10]. Его интронизацию возглавил новгородский архиепископ Макарий. В жалованной великокняжеской грамоте, данной Соловецкому монастырю в марте 1539 г., говорится, что о Соловках «поминал... богомолец... архиепископ Великого Новагорода и Пскова владыка Макарей, что у них по грехом манастырь згорел весь до основанья» [11]. Таким образом, находясь в Москве во время интронизации нового митрополита, владыка Макарий проявил заботу о нуждах пострадавшей Соловецкой обители. Великий князь Иоанн IV «по докладу о сем происшествии Макария архиепископа Новаграда и Пскова в вознаграждение убытков пожаловал монастырю, кроме церковных вещей, поморские деревни» [12].

Вскоре для Соловецкого монастыря были сделаны в Великом Новгороде башенные часы, механизм которых хранится ныне в Музее-заповеднике «Коломенское» в Москве. Надпись на большом колесе-шестерне в часах гласит: «В лета 7047-го [1539] благословение[м] и повеление[м] архиепископа Великого Новагорода и Пскова владыке Макаръи и при игумени Алексии зделаны бы[ша] сии часы на Словки, а делал архиепископлъ мастер Семен Часовник» [13]. О часах упоминает монастырская Вкладная книга: «Митрополит Макарей дал 50 рублей, да книгу Никон в пятнацать рублев, да зделал часы болшия» [14]. Никто из исследователей, писавших о святителе Макарий, не упоминает об этом интересном факте [15].

С именем митрополита Макария связана новая страница в истории древнерусской книжности — начало церковного книгопечатания. За это деяние благодарные потомки изобразили его на памятнике 1000-летия России в Новгороде сидящим у печатного станка. Святитель проявлял большую заботу о развитии церковного искусства, ремесел, технических знаний [16]. Знаменитое «Боровское Евангелие», которое архиепископ Макарий дал в 1533 г. в обитель своего пострижения, было изготовлено владычными мастерами десяти специальностей [17]. Перечень таковых увеличивается, и теперь можно назвать еще часовщика, имя которого известно — мастер Симеон.

Незадолго до возведения архиепископа Макария на Первосвятительскую Митрополичью кафедру он послал в Соловецкую обитель объемную рукопись трудов византийского писателя-инока Никона Черногорца (XI в.), содержащую Пандекты и Тактикой. Рукопись написана в лист, полууставом на 889 листах. Во вкладной записи книга названа «учительной». Соловецким настоятелем был тогда игумен Алексий (Юренев), «братии же бысть тогда в той честной обители сто и тридесять числом» [18]. Из Соловецкого же монастыря происходит Требник, принадлежавший владыке Макарию, написанный в новгородском монастыре на Лисьей горе в 1505 г. [19] Имя митрополита Макария было внесено в монастырский Соловецкий Синодик и возносилось в последующее время на заупокойных молитвах  [20].

В Соловецком монастыре жил старец Иона (Шамин), духовный спостник преподобного Александра Свирского (†1533; память 30 августа) [21]. Старцу Ионе был вручен во время монашеского  пострига  будущий  митрополит  Филипп  (1566 — 1568;   †1569;  память  9 января).    Преподобный   Александр    Свирский    и    основатели    Соловецкой    обители, преподобные Зосима и Савватий, были канонизированы на макарьевском Соборе 1547 г. [22] Их жития были включены Святителем в Великие Четьи Минеи. Соловецкий игумен Филипп был в 1551 г. в Москве на Стоглавом Соборе и мог общаться с митрополитом Макарием.

После осуждения М.Башкина на Соловки был сослан бывший Троицкий настоятель игумен Артемий, и в связи с этим игумену Филиппу 24 января 1554 г. была послана Соборная грамота. В ней говорилось о заблуждениях осужденных на Соборе и были даны предписания о содержании в монастыре старца Артемия [23].

Еще ранее, в мае  1551  г., в Москве был принят Соборный приговор о земельных приобретениях Церкви: «...царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии приговорил с отцом своим с Макарьем с митрополитом всеа Русии, и с архиепискупы, и с епискупы, и со всем Собором, что вперед архиепискупом, и епискупом, и монастырем вотчин без царева и великого князя ведома и без докладу не покупати ни у кого; а князем, и детем боярским, и всяким [людем] вотчин без докладу им не продавати же; а хто купит или продаст вотчину без докладу, и у тех, хто купит, денги пропали, а у продавца вотчина взяти на государя царя и великого князя безденежно» [24]. Заканчивается Соборный приговор аналогичным предписанием на будущее время и о вотчинах, даваемых на молитвенную память «по душе» вкладчика [25]. Поэтому, когда И.В.Полев решил дать по своей духовной грамоте вкладом в Соловки село Пузырево, это было сделано «по повеленью Макарья Митрополита всеа Русии» [26]. Данное первосвятительское «повеленье», очевидно, стало возможным в результате переписки настоятеля монастыря с главой Церкви. Седьмого августа 1555 г. митрополит Макарий писал грамоту новгородскому архиепископу Пимену о расследовании «обыскного списка» соловецкого старца Зосимы на игумена Филиппа [27]. Таким образом, соборная грамота в связи со старцем Артемием и «повеленье» о данном вкладе, а также грамота новгородскому архиепископу Пимену — это лишь некоторые штрихи, сохранившиеся до нашего времени и свидетельствующие об отношениях двух церковных исторических деятелей.

Митрополит Макарий имел особый авторитет для святителя Филиппа. Из Жития последнего мы узнаем, что он, став во главе Русской Церкви (1566 — 1568), усердно стремился «последовать честным стопам» митрополита Макария [28]. Основы такого благоговения к своему предшественнику, несомненно, были заложены еще ранее, о чем могут свидетельствовать приведенные здесь исторические события. Отношение святителя Макария к Спасо-Преображенскому Соловецкому монастырю носило более непосредственный характер во время его новгородского периода, когда обитель находилась в его каноническом ведении. Однако это общение не прерывалось и в течение последующего московского периода. В целом митрополит Макарий и обитель преподобных Зосимы и Савватия — это новая страница в жизни и деятельности святителя.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См.: Макарий, игумен. Болгарский Патриарх Евфимий и Всероссийский Митрополит Макарий. К вопросу их сравнительной характеристики // Международен симпозиум. 1100 години от блажената кончината на св. Методий. София, 1989. Т. 2. С. 224, примеч. 18.

[2] См.: Макарий (Веретенников), архимандрит. Всероссийский Митрополит Макарий (Библиография: ХVIII-ХIХ вв.) // Макарий (Веретенников), архимандрит. Московский Митрополит Макарий и его время: Сб. статей. М., 1996. С. 281-293; Он же. Всероссийский Митрополит Макарий (Библиография: 1902 —1980 гг.) // Макарьевские чтения. Почитание святых на Руси. Можайск, 1996. Вып. 4, ч. 1. С. 148-168; Он же. Митрополит Макарий (Библиография: 1981 — 1995 гг.) // Макарьевские чтения. Вехи русской истории в памятниках истории культуры. Можайск, 1998. Вып. 5. С. 9-22; Он же. Митрополит Макарий (Библиография: 1996-2000) // Макарьевские чтения. Русские государи - покровители Православия. Можайск, 2001. Вып. 8. С. 6-18.

[3] См.: Акты Российского государства. Архивы московских монастырей и соборов XV - начала XVII вв. М., 1998. С. 298-303; Московский Новодевичий монастырь. М., 1999. С. 113-120.

[4] См.: Макарий (Веретенников), архимандрит. Послание Митрополиту Макарию // Макарьевские чтения. Вып. 8. С. 99-104.

[5] См.: Макарий (Веретенников), архимандрит. Митрополит Макарий и его святые современники // Альфа и Омега: Ученые записки Общества для распространения Священного Писания в России. М., 1996. №4(11). С. 158-172.

[6] ПСРЛ. Л., 1929. Т. 4, ч. 1, вып. 3. С. 544.

[7] Там же. С. 544-545.

[8] Акты исторические. СПб., 1841. Т. 1. С. 531-534. № 292; Макарий (Веретенников), архимандрит. Монастырская реформа Новгородского архиепископа Макария // Макарьевские чтения. Монастыри России. Можайск, 2000. Вып. 7. С. 12-16.

[9] См.: Досифей, архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1836. Ч. 3. С. 183-184; Акты социально-экономической истории Севера России конца ХV-ХVI в.: Акты Соловецкого монастыря 1479 — 1571 гг. / Сост. И.З.Либерзон. Л., 1988. С. 40. № 52.

[10] См. о нем: Макарий (Веретенников), архимандрит. Митрополит Иоасаф и Троице-Сергиев монастырь // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Материалы 11 Международной конференции. М., 2000. С. 85-102.

[11] Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI в. С. 50. № 75.

[12] Досифей, архимандрит. Географические и статистические описания ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. С. 69. См. также: Досифей, архимандрит. Летописец Соловецкий на четыре столетия от основания монастыря. М., 1847. С. 22-23.

[13] В экспозиции Музея-заповедника «Коломенское» имеется также колокол из Пафнутьево-Боровского монастыря, который был отлит «Федькой Пушечником» в 1487 г. О нем есть упоминание в литературе (см.: Леонид (Кавелин), архимандрит. Историко-археологическое и статистическое описание Боровского Пафнутиева монастыря (Калужской губернии). Изд. 2 / Под ред. И.Токмакова. Калуга, 1894. С. 74). Его звон, несомненно, слышал будущий святитель, поспешая на богослужение в соборный храм обители.

[14] Вкладная книга Соловецкого монастыря (Музеи Московского Кремля, инв. № Рук-1238, л. 59).

[15] Рисунок часов см.: Соловецкий монастырь. Из архива архитектора-реставратора П.Д.Барановского / Сост. В.А.Буров, В.А.Черновол. М., 2000. Т. 1. С. 70-71. Табл. 6. Ниже в книге неточно воспроизведен текст надписи на часах (Там же. С. 136).

[16] В 1528 г. архиепископ Макарий «по своему благоутробию боле хотя украсити Великий Новгород «повелел» поставить мельницу на реке Волхов» (ПСРЛ. Л., 1929. Т. 4, вып. 3, ч. 1. С. 546). К сожалению, это начинание оказалось неудачным.

[17] См.: Георгиевский В. Евангелие 1532 г. архиепископа Новгородского Макария, хранящееся в Пафнутьевском Боровском монастыре // Светильник 1915. № 1. С. 14; Бочаров Г.Н., Горина Н.П. Об одной группе новгородских изделий конца XV и XVI века // Древнерусское искусство: Проблемы и атрибуции. М., 1977. С. 291-320, Владычные мастера жили в Новгороде в XVI в. на Чудинцовой улице (см.: Греков Б.Д. Избранные труды. М., 1960. Т. 4. С. 152; Майков В.В. Книга писцовая по Новгороду Великому конца XVI в. СПб., 1911. С. 105).

[18] Описание рукописей Соловецкого монастыря, находящихся в библиотеке Казанской Духовной Академии. Казань, 1881. Ч. 1. С. 454. Несколько лет спустя на Соловках было 136 иноков (То же. Казань, 1898. Ч. 3. С. 284). Об этой рукописи как достопримечательной упоминает и соловецкий настоятель XIX в. архимандрит Досифей (см.: Досифей, архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. С. 300).

[19] См.: Описание рукописей Соловецкого монастыря... Ч. 3. С. 101.

[20] Его имя написано в лике Предстоятелей Русской Церкви (Синодик Соловецкого монастыря XVII в., л. 6 — ГИМ. Епарх. собр. № 944.), а ниже назван — «Род Макариа Митрополита: Леонтиа, иноку Ефросинию» (Там же, л. 29 об.).

[21] Об отношениях Святителя и Преподобного см.: Макарий (Веретенников), архимандрит. Преподобный Александр Свирский и святитель Макарий, Митрополит Московский // Альфа и Омега: Ученые записки Общества для распространения Священного Писания в России. М., 1995. № 1 (4). С. 135-144.

[22]    См.: Макарий (Веретенников), архимандрит. Макарьевские Соборы 1547 и 1549 годов и их значение // Русская художественная культура ХV-ХVI веков. М., 1998. С. 7 (Материалы и исслед. / Гос. ист. культур. музей-заповедник «Моск. Кремль»; 11).

[23] См.: ААЭ. 1836. Т. 1. С. 249-255. № 239.

[24] Законодательные акты Русского государства второй половины XVI — первой половины XVII века. Тексты. Л.,1986. С. 31-32.

[25] Там же. С. 33.

[26] Акты социально-экономической истории Севера России конца ХV-ХVI в. С. 125. См. также: Антонов А.В. К родословию Полевых XVI века // Русский дипломатарий. М., 2000. Вып. 6. С. 171.

[27] Музеи Московского Кремля, инв. № Рук-684. К сожалению, из-за ветхости грамота не выдается исследователям, и у нас не было возможности познакомиться с ее содержанием.

[28] Сборник житий конца XVI в., л. 220. — РГБ, ф. 256, № 361.

 

Источник: Архимандрит Макарий (Веретенников), Святитель Макарий и Соловецкий монастырь. Материалы и исследования. (Сборник статей). Выпуск XVII. Сохраненные святыни Соловецкого монастыря. М., Федеральное государственное учреждение Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль», 2003. С. 23-27.