Главная \ О Храме \ О святителе Макарии \ Почитание: иконография и гимнография \ Почитание Митрополита Макария русскими старообрядцами

Почитание Митрополита Макария русскими старообрядцами

Е.М.Юхименко

Почитание Митрополита Макария русскими старообрядцами*

Исключительное значение архипастырской, просветительской и культурной деятельности митрополита московского Макария было очевидно уже для его современников. Многочисленные факты почитания святителя с середины XVI в. и до его канонизации на соборе Русской православной церкви в 1988 г. подробно рассмотрены в монографическом исследовании архимандрита Макария (Веретенникова) [1]. К этому интересному материалу можно добавить еще одну традицию — старообрядческую, в которой почитание митрополита Макария оставалось неизменным на протяжении столетий.

Эпоху митрополита Макария — время прославления значительного числа русских святых, проведения важных церковных соборов, собирания духовных сокровищ русской церкви [2] — старообрядцы с их обостренным вниманием к национальной церковной традиции, безусловно, расценивали как важнейший этап в истории православия. Имя святителя было для них наивысшим авторитетом и мерилом праведным. Заметим, что на соборе 1666—1667 г., осудившем и старообрядцев, и патриарха Никона, было высказано негативное отношение к Стоглавому собору и в этой связи к самому митрополиту Макарию [3].

Одним из принципов старообрядческой культуры было осознание своей тесной духовной связи с дониконовской Русью, ее традициями и обычаями, церковным устройством и прославившими ее святыми. Своеобразным гимном русским подвижникам и вместе с тем сводом обширных агиографических познаний выговцев является написанное Семеном Денисовым «Слово воспоминательное о святых чудотворцах, в России воссиявших». В этом сочинении, созданном в 30-е гг. XVIII в., скорее всего, для внесения в общерусский Торжественник, были названы почти 100 подвижников, преподобных и чудотворцев, 8 святых жен и 15 мучеников за веру [4]. В этот ряд были включены и московские святители: Петр, Алексий, Иона, Феогност, Киприан, Фотий и Филипп. Митрополит Макарий также был удостоен отдельного панегирика, однако его имя, как официально не прославленного подвижника, названо иносказательно: «Мудродѣлателная же трудолюбивая пчела, блаженства тезоименитый архиерей (т.е. Макарий, от греч: μάκαρ, μάκαρος — «блаженный». — Е.Ю.), новый Ездра, иже толиким всесладчайшим сотом Священных Писаний собрания вся российския концы пребогато наслади, толикими священных апостольских и отеческих законов уставоположении соборнѣ соборную в России церковь, яко крѣпкими стѣнами оградив, утверди» [5].

Старообрядческий «Виноград Российский» Семена Денисова, сочинение 30-х гг. XVIII в., открывается очерком истории православия на Руси со времен святого князя Владимира. Имя митрополита Макария названо здесь в ряду свидетельств неизменной преемственности русской церкви по отношению к византийской: «...Свидѣтельствуют явственно приѣзжавшии в Россию от восточных стран, от священных чинов премногия духоносныя персоны: и от Иерусалима, и Синая, и Египта, и Константинополя, и Святыя горы, в различная времена самобывшии в России и с российскими архиереями многолюбезно разглагольствующии доброгласно: яко и с Макарием митрополитом Московским, иже бысть при царѣ Иоаннѣ, довольно о церковных чиноположениих и о законѣх довольно бесѣдовати и соглашатися, яко лѣтописная история повѣствует» [6].

Книжники и начетчики, старообрядцы имели полное представление о жизни и деятельности митрополита Макария. В сочинении 1710 г. «О федосеевцах» другой известный выговский автор, Андрей Денисов, упоминает деревянный поклонный Чудный (Черный) крест на Волховском мосту в Новгороде, поставленный в сентябре 1547 г. «при благочестивом царѣ Иванѣ Васильевичѣ при святѣйшем и приснопамятном Макариѣ митрополитѣ, егоже во многих житиях российских чудотворцев списатели велика мужа в добродѣтели и в вѣдѣнии божественнаго Писания и бодраго пастыря церкви Божией именуют; он же собра 12 Миней мѣсячных Четьих, в них же книги Ветхаго [и Новаго] Завѣта и толкования их списа» [7]. Обращает на себя внимание то, что подлинная памятная надпись на самом кресте не содержала имени митрополита Макария (в ней были названы только царь Иван Васильевич и новгородский архиепископ Феодосий) [8], следовательно, связь со временем митрополита Макария придавала в глазах старообрядцев еще большую прочность приведенному свидетельству.

Выбранная цитата содержит обобщенную отсылку к агиографическим памятникам середины XVI в., в которых давалась характеристика деятельности митрополита Макария [9]. В других старообрядческих сочинениях мы найдем и более точные отсылки. В «Дьяконовых ответах» 1719 г. о митрополите Филиппе говорится, что он «усердно потщася (в житии его писано) послѣдовати боголюбивому Макарию» [10]. Здесь же назван ряд древнерусских памятников, прославлявших митрополита Макария:

— Степенная книга («его же в книзѣ Степенней, в степени 17 прославляет, глаголя: дивный во святителѣх Макарий» — ДО. С.218). Ср. текст 7-й главы 17-й степени: «И бысть престолу Росийския митрополия приемник дивный во святителех Макарие, архиепископ Великаго Нова града и Пьскова» [11];

— Послание Максима Грека («его же преподобный и великоученый Максим Грек в послании своем блаженна, треблаженна и ревнителя православных догматов высокохвально воспроповѣдает» — ДО. С. 218);

— Житие Саввы Крыпецкого Василия-Варлаама («якоже в житии преподобнаго Савы Крыпецкаго церковная исправления и утвержения его похваляет и Духа Святаго исполнена и просиянием в России учения уподобительнѣ Златоусту сего всеславнѣйшаго святителя похваляет» — ДО. С. 218). В последнем случае перед нами почти цитирование. Ср. текст Жития: «...посем многи главизны добродетелныя написав о церковном исправлении и о утверждении вере христианския, якоже вторый Златоуст учением просия в росийской земле сей святейший Макарие и Духа Святаго исполненный чюдный муж» [12].

В «Поморских ответах» упоминаются и летописные источники сведений о митрополите Макарии: «...его же во многих историях российских и премудрый Максим Грек высокими похвалами похваляют» [13].

Старообрядцам были хорошо известны сподвижники митрополита Макария, из их числа упомянуты: «Феодосий, архиепископ Новгородский, постриженник и ученик и содыхатель преподобнаго и богомудраго Иосифа Волоколамского, Акакий, епископ Тверский, муж свят и дара пророческаго исполненный», тогдашние игумены Филипп Соловецкий, Гурий и Варсонофий Казанские (ПО. С. 45). В «Дьяконовых ответах» давалась более развернутая характеристика деятельности названных архиереев, свидетельствующая о глубоком знакомстве старообрядческих книжников с агиографическими памятниками XVI в.: «Феодосий, новгородский архиепископ, постриженный от преподобнаго и премудраго Иосифа Воловцкаго чудотворца, от него же учен бысть премудрыми онаго глаголы и сладкими учении, иже во игумены на словеси рукоположивый всеславнаго чудотворца Филиппа. Но и преподобный Акакий, епископ Тверский, иже муж свят и пророческаго дара исполнен, иже за множество лѣт прорече святому Варсонофию (жившу у него во диаконах), яко быти ему по отшествии его епископом Твери и добрѣ правити люди Божия; его же и многопоминаемый нами Максим Грек в словѣ о тверском пожарѣ зѣло похваляет, яко вѣрна Божия угодника и боголюбиваго пастыря проповѣдает» (ДО. С. 218-219).

Обращают на себя внимание эпитеты, которые употребляют старообрядческие авторы первой четверти XVIII в. при имени митрополита Макария:

«муж яко свят и боголюбив, тако подражатель церковных преданий и богопотщательный собиратель божественных писаний» (ДО. С. 218);

«его же святость списателие житей чудотворцев российских трубы велегласнѣйше благовѣствуют» (ДО. С. 218);

«блаженный Макарий митрополит Московский, муж свят и боголюбив и церковных преданий опасный хранитель» (ПО. С. 249);

«дивный во архиереох Макарий, яко житием пречюдный, тако от святых книг просвѣщенный» (ПО. С. 45);

«толик и таков преславный архиерей» (ДО. С. 218);

«толико святѣйший архиерей» (ДО. С. 219);

«святѣйший»(ПО. С. 154);

«святѣйший и приснопамятный» [14];

«святый» (ПО. С. 177);

«боголюбивый» (ДО. С. 38);

«дивнѣйший» (ДО. 37);

«чудный» (ДО. С. 51);

«блаженный» (ДО. С. 53).

Приведенный материал со всей очевидностью свидетельствует об обширных исторических познаниях старообрядцев и их глубоком почитании митрополита Макария, причем о почитании его как святого, хотя и официально не прославленного, святость которого засвидетельствована добродетельным житием и ревностным архиерейским служением. Старообрядцам были близки и другие ипостаси жизненного подвига святителя: сохранение церковных преданий и исключительная книжная образованность. Аналогичным было отношение старообрядцев к Максиму Греку (его почитание приобрело даже некоторые агиологические формы: посвященный ему панегирик был включен в «Слово воспоминательное о святых, в Российской земле просиявших» Семена Денисова [15]; известны старообрядческие иконы с изображением Максима Грека XVIII—XIX вв.) [16].

Неудивительно, что из всех деяний митрополита Макария старообрядцы особо выделяли проведенный им в 1551 г. Стоглавый собор, закрепивший существовавшие к тому времени церковные нормы, и в частности те, которые сохраняли потом ревнители древнего благочестия — двуперстное крестное знамение и сугубую аллилуию. Этот собор составители «Дьяконовых» и «Поморских ответов» именуют «священным» (ДО. С. 196; ПО. С. 176, 177, 179, 180), «освященным» (ДО. С. 217, 219).

Место Стоглавого собора в истории русской церкви, по мнению старообрядческих книжников, определяется уже тем, что «первосѣдательствоваше бо на оном соборѣ Макарии митрополит Московский» («толик и таков преславный архиерей начальник собора онаго бяше») (ДО. С. 218); кроме того, староверы указывают на непрерывность церковной традиции и прославление во святых угодников, живших во время и после собора. Перечислив 26 святых (в числе которых первым назван митрополит Макарий: «святый Макарий митрополит Московский, иже начальник священнаго онаго собора бѣ» — ПО. С. 177), авторы «Поморских ответов» замечают: «Толики и такови и паче сих угодницы Божии, иже во время собора и по соборѣ оном в российстѣй церкви спасшиися и чюдесы и знамении и нетлѣнием тѣлес святопочтеннии и богопрославленнии, древлецерковное благочестие и священнаго сего собора повелѣние соблюдшии» (ПО. С. 178).

В лице старообрядцев своих последователей и благодарных пользователей нашли и другие деяния митрополита Макария.

В начале XVIII в. необходимость ведения полемики с миссионерами официальной церкви потребовала от старообрядцев проведения обширных книжных и церковно-археологических разысканий [17]. В этих целях они были вынуждены обратиться к памятникам письменности и искусства, древним, авторитетным, освященным церковной традицией. Такими для них являлись и плоды книжной деятельности митрополита Макария.

Приводя доказательства двоения аллилуии, авторы «Дьяконовых ответов» пишут: «В книзѣ старописанной блаженнаго Макария митрополита Московскаго кѣлейней, юже имѣ путнаго ради шествия, в которой круг церковной написал в лѣто 7035 (1528), в нейже в неделю мясопустную послѣ святых лик аллилуиа дважды, а третие "Слава тебѣ, Боже"» (ДО. С. 53). Этот же источник приведен и в «Поморских ответах»: «Святѣйшаго Макариа, митрополита Московскаго, в кѣлейной его Псалтыри, писанной по повелѣнию его в Новѣ градѣ в лѣто 7035 (1528), до собора за 24 лѣта, послѣ тропарей за усопших наряду: аллилуиа, аллилуиа, слава тебѣ, Боже, 3-жды» (ПО. С. 154). Эта рукопись — «Великая книга келейного и путного правила» — сохранилась до настоящего времени [18]; в нее входят Псалтырь, Апостол, Евангелие, Часослов, Месяцеслов, песнопения Октоиха, постной и цветной Триодей и праздничной Минеи [19]. Анализируя упоминание о данном кодексе в «Дьяконовых» и «Поморских ответах» с учетом истории текстов этих полемико-догматических сочинений, можно заключить, что старообрядцами было подробно изучено содержание сборника и сделано пространное его описание (в вышеприведенных цитатах использовано фрагментарно).

«Книга келейного и путнаго правила» в начале XVIII в., как, впрочем, и позже, хранилась в новгородском Софийском соборе. Древний Новгород входил в сферу старообрядческих книжных и церковно-археологических разысканий. В Житии Андрея Денисова содержится прямое свидетельство о стремлении выговских книжников ознакомиться с хранившимися в Софийском соборе Великими Минеями Четьями митрополита Макария: в декабре 1713 г. Семен Денисов оказался в Новгороде «особливо для достижения Великих Миней Четьих Макариевских» [20]. Как нами установлено, из Новгорода в библиотеку Выговского общежительства попал ряд древних рукописных книг, в том числе сентябрьская Минея начала XVI в. и Четья Минея 1567 г. (по нашему предположению, список с ныне утраченного январского тома Софийского комплекта Великих Миней Четьих) [21].

В старообрядческих полемических сочинениях ссылки на Макарьевские Четьи Минеи встречаются неоднократно. Анализ приведенного старообрядцами материала позволяет утверждать, что они обращались не только к Софийскому, но и к Успенскому комплекту Великих Миней Четьих.

В сочинениях 1710-х гг., связанных с полемикой с федосеевцами, Андрей Денисов приводит примеры отсутствия на древних крестах титлы «INЦI»: «Паки же в Минеѣ августовой вышереченного митрополита Макария, в книгѣ Козмы Индикоплова, крест воображен, на нем нѣсть же Пилатова написания. В той же Минеѣ, на антимисѣ воображен крест, надписание имѣющ Царь славы IС. ХС. ника» [22]. И то и другое изображение креста выговцы могли видеть только в августовском томе Софийского комплекта. В Успенском списке есть иллюстрированный текст «Христианской топографии» Козмы Индикогоюва [23], однако рисунок антиминса при «Указе о антимисе» не окончен: нет центрального изображения креста (ил. I) [24]. В Царском комплекте, напротив, есть рисунок антиминса [25], но тетрадь с текстом Индикоплова по какой-то причине не вошла в рукопись, хотя в оглавление тома памятник включен. Только Софийский список содержит и оба названных текста, и оба изображения (ил. 2) [26].

Факт обращения выговских книжников к августовскому тому Софийского списка Великих Миней Четьих позволяет уточнить историю бытования данной рукописи. В 1710-х гг. этот том еще хранился в Софийском соборе, где его и могли видеть старообрядцы. Однако, судя по описи книжной казны собора 1725 г., том за август в это время уже отсутствовал [27]; источник его поступления в собрание М.А.Оболенского (ныне в РГАДА) не известен.

Как известно, Великие Минеи Четьи включали не только памятники, связанные с конкретным днем календарного года, но также полемические и историко-церковные сочинения, помещавшиеся в конце томов. Именно к этим материалам обратились старообрядцы.

В «Дьяконовых ответах» в связи с обсуждением вопроса о характере коленопреклонения на преждеосвященной литургии говорится: «Подобно сему в вышепомяновенных Минѣях Макария митрополита во июлии в словѣ о Флоренском соборѣ на латин писано» (ДО. С. 63). Рассказывающая о деятельности Флорентийского собора «Повесть о восьмом соборе» суздальского иерея Симеона помещалась под 31 июля и в Софийском комплекте [28], и в Успенском [29]. Составители «Поморских ответов», приводя комплекс доказательств в защиту древности двуперстия, ссылаются на Слово блаженного Феодорита, широко распространенное в древнерусской письменности; в числе рукописей и изданий, содержащих текст данного памятника, названа и Минея Макарьевская (ПО. С. 29). Это Слово входило в дополнительные материалы к июльскому тому только Успенского комплекта [30].

Из дополнений августовского тома старообрядцы упоминают «Прение Никифора Панагиота с латинскими философами» («сие же писано в Макариевских Минѣях во августѣ месяцѣ и во инѣх старописанных книгах») [31] и послание старца Филофея дьяку Мисюрю Мунехину [32]. В последнем случае в «Дьяконовых ответах» приводится дословная выписка (в Софийском томе эта статья отсутствовала):

Послание старца Филофея (в составе ВМЧ)

Гордостию буйства своего еретическым учением послѣдоваша и богоубииственеи четѣ жидом, якоже и при распятии Господни обещницы быша с ними. О нихже евангелист глаголет: «Воини же гѣмонови ругающеся ему, прегибающе колѣни свои и глаголюще: "Радуися, царю Июдеискыи"». Воини гѣмонови — Пилатовы слуги, понеже Пилат от латын бяше, от Понта града Римьскыя области. Тако и нынѣ во своем молении не прекланяют свою главу, но токмо колѣни мало надгибают латыни. [33]

Дьяконовы ответы

От послания премудраго старца Филофея из Минѣи Четьи Макария митрополита августа в 31 на латин: «Гордостию буйства своего еретическим учением послѣдоваша и богоубийственнѣй четѣ жидом, якоже и при распятии Господни обѣщницы бѣша с ним. О них же и евангелист глаголет: "Воини же игемонови ругающеся ему, прегибающе колѣни свои"». Ниже: «Тако и нынѣ в своем молении не преклоняют свою главу, но токмо колѣни мало надгибают латыни» (ДО. С. 62).

Еще одна ссылка, содержащаяся в «Поморских ответах», также прямо указывает на знакомство старообрядцев с августовским томом Успенского комплекта de visu. Без сомнения, необходимость непосредственного обращения к данному источнику была вызвана тем, что он упоминался (в доказательство противоположной точки зрения) в «Увете духовном» Афанасия Холмогорского: «Еще в Четиих Минеях во иунии и во августѣ месяцах, иже писаны повелѣнием Макария митрополита Московскаго, во дни царя Иоанна Василиевича въ лѣто 7061-е, в концѣ книг с толкованием о трегубой аллилуии, пространно писано, такожде повелѣно глаголати трижды аллилуиа, а в четвертое слава тебѣ, Боже» [34]. Старообрядческие начетчики вступают со своими оппонентами в скрытую полемику («Увет духовный» в Поморских ответах не назван), обращая внимание на весь контекст упоминания о трегубой аллилуии. В ответе 16-м о существовавшей в Древней Руси до Стоглавого собора практике произнесения аллилуии написано: «В Минѣях Макариевских, в месяцах июнии и августѣ назади, есть послания нѣкая, от страны Иова роспопа псковскаго познаваются писанная; в тѣх посланиях познавается: российстии отци возбраняху тѣм псковским церковником тройственной пѣти аллилуиа с четвертоприглашением, и привождаху во свидѣтелство восточную церковь и святоафонския монастыри, тако тогда двойственное аллилуиа содержащих» (ПО. С. 155-156). Ссылка на данный источник имеется и в 17-м ответе, причем с аналогичной оговоркой: «...которая послания в Минѣях Макариевских в месяцах июнѣ и августѣ положена назади обрѣтаются» (ПО. С. 168) [35].

Действительно, в конце июньского и августовского томов только Успенского комплекта помещено послание «Господину Афанасию, честнейшему во иноцех общежительныя Великия Лавры святаго Николы ктитору» [36], причем в августовском томе эта статья занимает последний столбец последнего листа, зачеркнута киноварью и дальнейшие листы ее утрачены.

В начале XVIII в. Успенский комплект Великих Миней Четьих, вложенный митрополитом Макарием в 1552 г. в главный храм Руси, хранился в ризнице собора [37]. Из упоминаемых в старообрядческих ответах памятников церковного искусства следует, что Успенский собор как вместилище древнейших икон и богослужебных предметов был обследован старообрядцами очень тщательно. Они называют и подробно описывают памятники, не только находившиеся в общедоступном молитвенном помещении, но также в алтаре, в частности — Петровскую икону Богоматери, «старописанное» Евангелие, напрестольные кресты-мощевики с вкладными надписями 1594, 1595 и 1647 гг. Аналогичным образом старообрядцы ознакомились и с Макарьевскими Четьями Минеями.

Как явствует из приведенных примеров, старообрядцы сумели хорошо сориентироваться в огромнейшем море древнерусской книжности, заключенном в Великих Минеях Четьих, и выявить в нем то, что более всего подходило им для задач полемики, преимущественно антилатинские сочинения православной традиции. Использование дополнительных материалов, включенных в календарный четий сборник и наиболее полно представленных в Успенском комплекте Миней, свидетельствует о внимательном, глубоком изучении старообрядцами этой сокровищницы духовной письменности православной Руси, о том, что они имели представление об истории формирования всего Макарьевского свода.

Эпоха митрополита Макария была близка старообрядцам, в какой-то мере они чувствовали себя ее наследниками и хранителями. Учитывая разнообразие упоминаний о святителе и множественность ссылок на его труды в старообрядческих письменных памятниках XVIII в., можно сказать, что в этой среде продолжала существовать живая память о митрополите Макарии, его почитали святым, а деяния и заслуги перед Православной церковью были известны широкому кругу читателей.

В 1988 г. митрополит Макарий был канонизирован собором Русской древлеправославной церкви (беглопоповское согласие). В 2002 г. святителя канонизировал Освященный собор Русской православной старообрядческой церкви (Белокриницкой иерархии), при этом «Освященный Собор напомнил всем чадам Церкви Христовой, что православные христиане-старообрядцы всегда почитали митрополита Московского и всея Руси Макария как святителя Христова и поборника истинной христианской веры. Для упорядочения почитания митрополита Макария установлен день его памяти 30 декабря по старому стилю» [38].

ПРИМЕЧАНИЯ

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 01-04-00061 а). В основу статьи положен доклад, прочитанный на XI Макариевских чтениях (Можайск, 2003 г.).

[1] Макарий (Веретенников), архим. Жизнь и труды святителя Макария, митрополита Московского и всея Руси. М., 2002. С. 297-302.

[2] См.: Тысячелетие Крещения Руси: Поместный собор Русской православной церкви. Троице-Сергиева лавра, 6-9 июня 1988 г.: Материалы. М., 1990. С. 22.

[3] См.: Макарий (Веретенников), архим. Жизнь и труды святителя Макария... С. 321-322.

[4] См.: Юхименко Е. М. Выговская старообрядческая пустынь: духовная жизнь и литература. М., 2002. Т. 1. С. 139-140.

[5] ГИМ, Муз., № 1510, л. 17 об.

[6] Денисов С. Виноград Российский. М., 1906. Л. 2 об.

[7] Цит. по: Смирнов П. С. Споры и разделения в русском расколе в первой четверти XVIII в. СПб., 1909. С. 037. Эта же характеристика повторена и в другом, сходном по содержанию сочинении Андрея Денисова, написанном около 1716 г., — «Собрании о титле на кресте Христовом» (Там же. С. 073-074).

[8] См.: Святославский А. А., Трошин А. А. Крест в русской культуре: Очерк русской монументальной ставрографии. М., 2000. С. 169.

[9] Разбор этих агиографических источников см.: Макарий (Веретенников), архим. Жизнь и труды святителя Макария... С. 297-299.

[10] Ответы Александра диакона (на Керженце), поданные Нижегородскому епископу Питириму в 1719 г. М., 1906 [репринт. изд.]. С. 38. Далее ссылки на страницы этого издания (сокращенно: ДО) приводятся в тексте после цитаты. Архимандрит Макарий (Веретенников) обратил внимание на интересный историографический парадокс, касающийся данного письменного источника: «Исследователи, писавшие о Митрополите Макарии, нередко ссылаются на это место из Жития святителя Филиппа... Однако авторы агиологических исследований о Митрополите Филиппе об этом и не упоминают. Для одних, таким образом, важно подчеркнуть, что Митрополиту Макарию во всем стремился подражать канонизированный святой, в другом случае, очевидно, подчеркивание подражания «непрославленному» Святителю представлялось не столь значительным» (Макарий (Веретенников), архим. Жизнь и труды святителя Макария... С. 298, примеч. 1).

[11] ПСРЛ. Т. 21. Первая половина: Книга Степенная царского родословия. СПб., 1908. С. 634.

[12] Цит. по: Макарий (Веретенников), архим. Жизнь и труды святителя Макария... С. 299.

[13] Поморские ответы. [М., 1911. Репринт. изд. 1996]. С. 249. См. также с. 45. Далее ссылки на страницы этого издания (сокращенно: ПО) приводятся в тексте после цитаты.

[14] Смирнов П. С. Споры и разделения... С. 037, 073.

[15] ГИМ, Муз., № 1510, л. 13 об.-14.

[16] См.: Белоброва О.А. 1) К вопросу об иконографии Максима Грека // ТОДРЛ. М., Л., 1958. Т. 15. С. 301-309; 2) К иконографии Максима Грека // Византийский временник. М., 1973. Т. 34. С. 244-248.

[17] Подробнее см.: Юхименко Е.М. Старообрядческий опыт церковной археологии // Патриарх Никон и его время. М., 2004. С. 348-363 (Труды ГИМ. Вып. 139).

[18] РНБ, OCPK, F.I.147/1-2.

[19] См.: Макарий (Веретенников), архим. Жизнь и труды святителя Макария... С. 68.

[20] РГБ, ф. 17 (собр. Барсова), № 156, л. 118.

[21] См.: Юхименко Е.М. Выговская старообрядческая пустынь... Т. 1. С. 83, 100.

 [22] Смирнов П.С. Споры и разделения... С. 074. См. также: С. 037.

[23] Миниатюру с изображением креста в составе «Христианской топографии» Козмы Индикоплова см.: ГИМ, Синод., № 997, л. 1181 об. Благодарю Е.И.Серебрякову за ценные советы, данные в ходе работы над настоящей статьей.

[24] ГИМ, Синод., № 997, л. 1482.

[25] ГИМ, Синод., № 183, л. 703.

[26] Миниатюру к «Христианской топографии» Козмы Индикоплова с изображением креста см.: РГАДА, ф. 201 (собр. Оболенского), № 161, л. 380 об. (опубл.: Книга, глаголемая Козма Индикоплов. СПб., 1886. С. 6 (ОЛДП. Вып. 43)). Изображение антиминса см.: РГАДА, ф. 201, № 161, л. 603 об. Благодарю И.Л.Жучкову и Б.Н.Морозова за консультации по составу данного тома.

[27] В кратком перечне под названием «Книжная казна соборной церкви Софии Премудрости Божией по Описи Новгородского архиерейского дома 1725 г.» упомянуты «осмь миней месячных четьих, в десть, писмянных» (Абрамович Д.И. Софийская библиотека. СПб., 1905. Вып. 1. С. II). Расшифровку этих восьми томов находим в реестре 1784 г.: 7 миней Макариевских (сентябрь, октябрь, ноябрь, февраль, май, июнь, июль) и одна другая «древнеписменная» за октябрь (Там же. С. IX).

[28] См.: Абрамович Д.И. Софийская библиотека. Вып. 1. С. 150.

[29] См.: Иосиф, иеромонах. Подробное оглавление Великих Четиих Миней всероссийского митрополита Макария, хранящихся в Московской Патриаршей (ныне Синодальной) библиотеке. М., 1892. Стб. 345; ГИМ, Синод., № 996, л. 592-604.

[30] См.: Иосиф, иеромонах. Подробное оглавление Великих Четиих Миней... Стб. 369; ГИМ, Синод., № 996, л. 966.

[31] Поморские ответы. С. 29. См.: Иосиф, иеромонах. Подробное оглавление Великих Четиих Миней... Стб. 468; ГИМ, Синод., № 997, л. 1392 об.-1393 об. В Софийском комплекте данная статья также имелась: РГАДА, ф. 201, № 161, л. 550а-551а.

[32] Поморские ответы. С. 62. См.: Иосиф, иеромонах. Подробное оглавление Великих Четиих Миней... Стб. 501; ГИМ, Синод., № 997, л. 1564-1567 об. В Софийском томе, конец которого в настоящее время утрачен, данная статья отсутствует и в оглавлении. См.: РГАДА, ф. 201, № 161, л. 2г.

[33] ГИМ, Синод., № 997, л. 1566.

[34] Увет духовный. М., 1682. Л. 155 об.

[35] См. также: ПО. С. 173.

[36] В июньском томе помещена под 30 июня, см.: Иосиф, иеромонах. Подробное оглавление Великих Четиих Миней... Стб. 290; ГИМ, Синод., № 995, л. 1001 об.- 1003 об. В августовском томе под 31 августа, см.: Иосиф, иеромонах. Подробное оглавление Великих Четиих Миней... Стб. 502; ГИМ, Синод., № 997, л. 1569 об. Судя по оглавлению августовского тома Софийского комплекта, данная статья («Указ о тригубой аллилуии») в рукописи должна была быть. См.: РГАДА, ф. 201, № 161, л. 2г.

[37] РИБ. СПб., 1876. Т. 3. Стб. 740.

[38] Церковный календарь на 2003 г. / Русская православная старообрядческая церковь. М., 2002. С. 122. Предварительно материалы к канонизации митрополита Макария были рассмотрены на Совете Митрополии РПСЦ 28 февраля 2002. См.: Русь православная. 2002. № 2 (63). С. 2. К Освященному собору, проходившему 16—18 октября 2002 г., были написаны и вышли из печати Житие митрополита Макария и канон святителю (Урушев Д. Житие святого Макария митрополита Московского и всея Руси. Белый Камень, 2002. 28 с.).

Источник: Е.М.Юхименко, Почитание Митрополита Макария русскими старообрядцами.  В сб.: «От Средневековья к Новому Времени: Сборник статей в честь Ольги Андреевны Белобровой». М., «Индрик», 2006. С.283-294.