Главная \ Пост \ Благовещение Пресвятой Богородицы

Благовещение Пресвятой Богородицы

Благовещение Пресвятой Богородицы

Праздник Благовещения Пресвятой Богородицы празднуется 7 апреля (нов ст.), отстоит ровно на 9 месяцев от даты празднования Рождества Христова, имеет один день предпразднства и один день попразднства, в который празднуется Собор архангела Гавриила. Предпразднство и попразднство отлагаются, если Благовещение случается на Страстной или Светлой седмице.

СЛОВО НА БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ
(в изложении святителя Димитрия Ростовского)

Ко­гда на­сту­пи­ла пол­но­та вре­ме­ни и при­бли­жа­лось вре­мя из­бав­ле­ния ро­да че­ло­ве­че­ско­го чрез Бо­же­ствен­ное во­че­ло­ве­че­ние, дол­жен­ство­ва­ло, чтобы на­шлась та­кая чи­стая, непо­роч­ная и свя­тая де­ва, ко­то­рая бы до­стой­на бы­ла во­пло­тить бес­плот­но­го Бо­га и по­слу­жить де­лу на­ше­го спа­се­ния. И та­кая де­ва на­шлась: де­ва – чи­стей­шая вся­кой чи­сто­ты, пре­не­по­роч­ней­шая несрав­нен­но бо­лее вся­ко­го ра­зум­но­го со­зда­ния, свя­тей­шая вся­кой свя­ты­ни, пре­чи­стая и пре­бла­го­сло­вен­ная Де­ва Ма­рия, от­расль свя­тых, пра­вед­ных Бо­го­от­цев Иоаки­ма и Ан­ны, плод ро­ди­тель­ских мо­литв и по­ще­ний, дочь от ро­да цар­ско­го и ар­хи­ерей­ско­го. На­шлась на ме­сте свя­том, в церк­ви Со­ло­мо­но­вой, Она – дол­жен­ство­вав­шая Са­ма быть оду­шев­лен­ною цер­ко­вью Бо­жи­ей. Внут­ри хра­ма, в свя­ти­ли­ще, име­но­вав­шем­ся «Свя­тая Свя­тых», на­шлась Та, Ко­то­рая име­ла ро­дить всех свя­тых свя­тей­шее сло­во (Из цер. служб). Там, с вы­со­ты сла­вы цар­ствия Сво­е­го, при­з­рел Гос­подь на сми­ре­ние ра­бы Сво­ей и из­брал Ее, пре­диз­бран­ную из всех ро­дов, в Ма­терь Сво­е­му Пред­веч­но­му Сло­ву.

Из до­сто­вер­ных по­вест­во­ва­ний свя­тых мы узна­ем, что еще до ар­хан­гель­ско­го бла­го­ве­ще­ния Ей бы­ло та­ин­ствен­но пред­воз­ве­ще­но во­пло­ще­ние от Нее Бо­га – Сло­ва. Жи­вя в хра­ме око­ло две­на­дца­ти лет, Пре­чи­стая Де­ва упраж­ня­лась не толь­ко в непре­стан­ной бо­го­мыс­лен­ной мо­лит­ве и по­все­днев­ном ру­ко­де­лии, но и в чте­нии книг Бо­же­ствен­ных, по­уча­ясь в за­коне Гос­под­нем день и ночь. Свя­той Епи­фа­ний[1] и Ам­вро­сий[2] пи­шут о Ней, что Она от­ли­ча­лась необык­но­вен­ным умом, лю­би­ла учить­ся и при­ле­жа­ла к чте­нию Бо­же­ствен­но­го Пи­са­ния. Цер­ков­ный ис­то­рик Ге­ор­гий Кед­рин[3] по­вест­ву­ет о Ней, что еще при жиз­ни Сво­их ро­ди­те­лей Она хо­ро­шо изу­чи­ла ев­рей­ские кни­ги. Чи­тая ча­сто, в про­ро­че­стве Ис­а­ии, сло­ва: «Сам Гос­подь даст вам зна­ме­ние: се, Де­ва во чре­ве при­и­мет, и ро­дит Сы­на, и на­ре­кут имя Ему: Ем­ма­ну­ил» (Ис.7:14)[4], Она вос­пла­ме­ня­лась го­ря­чею лю­бо­вью не толь­ко к име­ю­ще­му прий­ти ожи­да­е­мо­му Мес­сии, но и к оной Де­ве, Ко­то­рая пред­на­зна­че­на за­чать и ро­дить Его. При сем Она раз­мыш­ля­ла и о том, сколь ве­ли­ко до­сто­ин­ство со­де­лать­ся Ма­те­рию Ем­ма­ну­и­ла[5], Сы­на Бо­жия, и сколь неиз­ре­чен­но сие та­ин­ство, чтобы Де­ва бы­ла Ма­те­рью. Ве­дая из про­ро­честв, что вре­мя при­ше­ствия Мес­сии при­бли­зи­лось, что ски­петр уже взят от Иуды и сед­ми­цы Да­ни­и­ло­вы окан­чи­ва­лись, Она по­ла­га­ла, что долж­на уже ро­дить­ся на свет Та, пред­воз­ве­щен­ная Ис­а­и­ею, Де­ва, и ча­сто из глу­би­ны серд­ца воз­ды­ха­ла и мо­ли­лась в Се­бе, дабы Бог спо­до­бил Ее ви­деть сию Де­ву и, ес­ли бы бы­ло воз­мож­но, быть у Нее хо­тя бы по­след­нею ра­бою.

Од­на­жды, ко­гда по обык­но­ве­нию Сво­е­му Она сто­я­ла на по­лу­нощ­ной мо­лит­ве и воз­но­си­ла к Бо­гу та­ко­вые пла­мен­ные же­ла­ния, вне­зап­но свы­ше вос­си­ял на Нее необык­но­вен­ный свет и об­ли­стал Ее. Из сре­ди­ны се­го све­та раз­дал­ся го­лос, го­во­ря­щий Ей:

– Ты ро­дишь Сы­на Мо­е­го!

Невоз­мож­но вы­ра­зить сло­ва­ми ту ра­дость, ко­ею пре­ис­пол­ни­лась Пре­свя­тая Де­ва, и то­го чув­ства, с ко­им Она по­кло­ни­лась до зем­ли, воз­да­вая Бо­гу Твор­цу Сво­е­му Свою бла­го­дар­ность Так «при­з­рел» Гос­подь «на сми­ре­ние ра­бы Сво­ей» (Лк.1:48). Та, Ко­то­рая, из люб­ви к Бо­гу, же­ла­ла по­слу­жить чи­стой Ма­те­ри Мес­сии, спо­до­би­лась Са­ма быть Ему Ма­те­рью и Гос­по­жею вся­ко­го со­зда­ния. Сие от­кро­ве­ние бы­ло Ей на две­на­дца­том го­ду Ее жиз­ни, за два го­да до Ее об­ру­че­ния, и сей тай­ны Она ни­ко­му не от­кры­ва­ла до са­мо­го воз­не­се­ния Гос­под­ня. По­сле се­го от­кро­ве­ния Ей ста­ло из­вест­но, что в Ее де­ви­че­ской утро­бе име­ет быть та­ин­ство за­ча­тия, и Она жда­ла вре­ме­ни, ко­гда долж­но бы­ло со­вер­шить­ся со­бы­тие се­го та­ин­ства.

Ко­гда, по сви­де­тель­ству свя­то­го Ево­да[6], ис­пол­ни­лось один­на­дцать лет пре­бы­ва­ния Пре­свя­той Де­вы в хра­ме Со­ло­мо­но­вом и на­сту­пил две­на­дца­тый год, а по сви­де­тель­ству Ге­ор­гия Кед­ри­на, Ей ис­пол­ни­лось че­тыр­на­дцать лет от ро­ду, ар­хи­ерей и свя­щен­ни­ки ста­ли при­ка­зы­вать Ей, чтобы Она, по обы­чаю за­кон­но­му, пе­ре­се­лясь из хра­ма в дом, по­доб­но дру­гим де­ви­цам Ее лет, вы­шла за­муж. Но Она им от­ве­ча­ла, что Она еще от пе­лен от­да­на ро­ди­те­ля­ми еди­но­му лишь Бо­гу, и Ему обе­ща­ла со­хра­нить на­все­гда Свое дев­ство, а по­то­му и невоз­мож­но Ей со­че­тать­ся с че­ло­ве­ком смерт­ным, и ни­что в све­те не при­ну­дит Ее всту­пить в брак, так как Она по­свя­ти­ла дев­ство Сво­е­му бес­смерт­но­му Бо­гу.

Ар­хи­ереи уди­ви­лись но­во­сти се­го обе­та, ибо не бы­ло еще на зем­ле ни од­ной де­ви­цы, обе­щав­шей Бо­гу на­все­гда со­хра­нить свое дев­ство, и Она яви­лась в ми­ре пер­вою в сем от­но­ше­нии. Они ста­ли со­ве­то­вать­ся меж­ду со­бою, как им по­сту­пить Они не хо­те­ли, чтобы Она про­дол­жа­ла жить при хра­ме, не хо­те­ли да­же пус­кать Ее бо­лее в храм Гос­по­день за внут­рен­нюю за­ве­су, но в то же вре­мя не сме­ли об­ру­чить му­жу де­ву, обе­щав­шу­ю­ся Бо­гу, и недо­уме­ва­ли, как бо­го­угод­но устро­ить Ее без­брач­ную, де­ви­че­скую жизнь так, чтобы не про­гне­вать Бо­га. Они по­чи­та­ли за ве­ли­кий грех и то, и дру­гое: и при­нуж­дать к бра­ку де­ву, обе­щав­шую Бо­гу веч­ное дев­ство, и дер­жать во «Свя­тая Свя­тых» де­ву, до­стиг­шую со­вер­шен­но­го воз­рас­та. Свя­той Гри­го­рий Нис­ский[7] го­во­рит о сем так: «по­ка Она бы­ла еще в юных ле­тах, иереи со­блю­да­ли Ее, по­доб­но то­му, как Са­му­и­ла во хра­ме; Но ко­гда Она до­стиг­ла со­вер­шен­но­го воз­рас­та, то они со­ве­то­ва­лись меж­ду со­бою: что им да­лее с Нею де­лать, чтобы не про­гне­вать Бо­га». Цер­ков­ный ис­то­рик Ни­ки­фор Кал­лист[8] по­вест­ву­ет о том же сле­ду­ю­щее:

«Ко­гда свя­тая Де­ва при­шла в воз­раст, свя­щен­ни­ки со­ста­ви­ли меж­ду со­бою со­вет, как Ее устро­ить, чтобы им не ока­зать­ся оскор­би­те­ля­ми Ее свя­то­го те­ла, опа­са­ясь, что со­вер­шат грех свя­то­тат­ства, ес­ли вы­да­дут за­муж и под­чи­нят за­ко­ну су­пру­же­ства Ту, Ко­то­рая раз на­все­гда при­над­ле­жа­ла лишь од­но­му Бо­гу; в то же вре­мя они го­во­ри­ли, что не по­до­ба­ет де­ви­це, до­стиг­шей та­ко­го воз­рас­та, пре­бы­вать во свя­ти­ли­ще, что се­го за­кон не до­пус­ка­ет, и сие недо­стой­но и не при­ли­че­ству­ет свя­тыне. И вот, при­сту­пив к ки­во­ту за­ве­та и со­тво­рив усерд­ную мо­лит­ву, они, как по­вест­ву­ет блаж. Иеро­ним[9], по­лу­чи­ли от­вет от Гос­по­да, чтобы ис­ка­ли та­ко­го до­стой­но­го му­жа, ко­е­му бы мог­ла быть вве­ре­на де­ва под ви­дом и об­ра­зом су­пру­же­ства для хра­не­ния непо­роч­но­го дев­ства. От­но­си­тель­но же то­го, как най­ти та­ко­го му­жа, со­вет Гос­по­день был та­ков: из до­ма и пле­ме­ни Да­ви­до­ва из­брать без­брач­ных му­жей и по­ло­жить их жезл в ал­та­ре – чей жезл про­цве­тет, то­му свя­тая Де­ва и долж­на быть вве­ре­на. В то са­мое вре­мя на­сту­пил празд­ник Освя­ще­ния хра­ма, уста­нов­лен­ный Мак­ка­ве­я­ми[10]; на­ча­ло празд­ни­ка бы­ло 25 но­яб­ря, а от­да­ние 3 де­каб­ря. И со­бра­лось то­гда в хра­ме из окрест­ных го­ро­дов мно­же­ство на­ро­да; при­шли на празд­ник му­жи и из ро­да Да­ви­да, род­ствен­ни­ки Де­вы Ма­рии. Ге­ор­гий Кед­рин по­вест­ву­ет, что свя­ти­тель, ве­ли­кий За­ха­рия, отец Пред­те­чи Гос­под­ня, со­брав две­на­дцать без­брач­ных му­жей из пле­ме­ни Да­ви­до­ва, меж­ду ко­и­ми на­хо­дил­ся и свя­той Иосиф, муж пра­вед­ный и уже пре­клон­ных лет, взял жез­лы их и по­ло­жил на ночь во свя­том ал­та­ре, го­во­ря: «Гос­по­ди Бо­же, яви му­жа, до­стой­но­го об­ру­чить­ся с Де­вою!» На­ут­ро, ко­гда свя­щен­ни­ки вме­сте с две­на­дца­тью те­ми му­жа­ми во­шли в храм, жезл Иоси­фа был най­ден рас­цвет­шим, и на нем, как о том сви­де­тель­ству­ет Иеро­ним, си­де­ла сле­тев­шая свы­ше го­лу­би­ца. То­гда все по­зна­ли бла­го­из­во­ле­ние Бо­жие, чтобы Де­ва бы­ла вру­че­на на со­хра­не­ние Иоси­фу. Неко­то­рые ду­ма­ют, что и Пре­свя­той Де­ве, вся­че­ски из­бе­гав­шей об­ру­че­ния и весь­ма за­бо­тив­шей­ся о чи­сто­те Сво­е­го дев­ства, как бы не бы­ло при­чи­не­но Ей ка­кое-ли­бо оскорб­ле­ние, бы­ло так­же осо­бен­ное от­кро­ве­ние, чтобы Она не усо­мни­лась ид­ти к род­ствен­ни­ку Сво­е­му и об­руч­ни­ку Иоси­фу, му­жу пра­вед­но­му, бо­го­угод­но­му и свя­то­му, не для плот­ско­го су­пру­же­ско­го со­еди­не­ния, но на устро­ен­ное выш­ним про­мыс­лом со­блю­де­ние и хра­не­ние Ее дев­ства. По со­вер­ше­нии об­ру­че­ния, свя­той Иосиф взял Пре­чи­стую Де­ву из рук пер­во­свя­щен­ни­ка из хра­ма Гос­под­ня для чи­сто­го и непо­роч­но­го со­жи­тия, не по­вре­жда­ю­ще­го цве­та дев­ства. И был свя­той Иосиф толь­ко мни­мым Ее му­жем, а в дей­стви­тель­но­сти це­ло­муд­рен­ным хра­ни­те­лем Ее дев­ства и слу­жи­те­лем Ее де­ви­че­ско­го жи­тия, ис­пол­нен­но­го ве­ли­кой свя­ты­ни».

Жи­вя в до­ме сво­е­го об­ру­чен­ни­ка, Пре­чи­стая Де­ва не из­ме­ни­ла преж­не­го об­ра­за жиз­ни, ка­кой Она име­ла во Свя­том Свя­тых. Ни в чем ином Она не упраж­ня­лась, как толь­ко в бо­го­мыс­лен­ной мо­лит­ве, в чте­нии бо­же­ствен­ных книг и в обыч­ном жен­ском ру­ко­де­лье. Дом Иоси­фа был для Нее как бы мо­лит­вен­ным хра­мом, из ко­е­го Она ни­ку­да не вы­хо­ди­ла, но все­гда пре­бы­ва­ла в нем в уеди­не­нии, по­сте и мол­ча­нии, бе­се­дуя толь­ко с Сво­и­ми до­маш­ни­ми, т.е. с до­че­ря­ми Иоси­фа.

Ге­ор­гий Кед­рин по­вест­ву­ет о Ней: «Ма­рия в до­ме Сво­е­го об­ру­чен­ни­ка пре­бы­ва­ла в по­сте и из­бе­га­ла вы­хо­дить в на­род, про­во­дя вре­мя с дву­мя до­че­ря­ми Иоси­фа; с ни­ми толь­ко ино­гда раз­го­ва­ри­ва­ла, ко­гда Сие бы­ло необ­хо­ди­мо, и то крат­ко».

По сви­де­тель­ству свя­то­го Ево­да, по­сле че­ты­рех­ме­сяч­но­го пре­бы­ва­ния Ея в до­ме Иоси­фа на­сту­пил час во­пло­ще­ния Бо­га-Сло­ва, час от ве­ков во­жде­лен­ный для все­го ми­ра, в ко­то­рый на­ча­лось на­ше спа­се­ние. И по­слал Бог еди­но­го из небес­ных ду­хов, наи­бо­лее близ­ко пред­сто­я­щих у пре­сто­ла Его, ар­хан­ге­ла Гав­ри­и­ла, с из­ве­ще­ни­ем о та­ин­стве, со­кро­вен­ном от ве­ка и неве­до­мом са­мим ан­ге­лам, – бла­го­ве­стить Пре­чи­стой Де­ве див­ное за­ча­тие Сы­на Бо­жия, пре­вос­хо­дя­щее вся­кое ра­зу­ме­ние и есте­ство че­ло­ве­че­ское. О сем бла­го­ве­стии свя­той Лу­ка в Еван­ге­лии так пи­шет: «в ме­сяц ше­стой по­слан был Ан­гел Гав­ри­ил от Бо­га» (Лк.1:26). То был ше­стой ме­сяц по­сле за­ча­тия свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи, и тот же ан­гел, ко­то­рый бла­го­ве­стил За­ха­рии за­ча­тие Иоан­на, по­слан был бла­го­ве­стить Пре­чи­стой Де­ве о за­ча­тии Хри­ста; в ше­стой же ме­сяц он по­слан был для то­го, чтобы ше­сти­ме­сяч­ный Пред­те­ча во чре­ве Ма­те­ри взыг­рал­ся от ра­до­сти, ощу­тив при­ше­ствие Ма­те­ри Гос­под­ней.

«По­слан был Ан­гел Гав­ри­ил в го­род Га­ли­лей­ский, на­зы­ва­е­мый На­за­рет» (Лк.1:26). Га­ли­лея то­гда бы­ла стра­ной язы­че­ской, хо­тя от­ча­сти бы­ла на­се­ле­на и из­ра­иль­тя­на­ми, по­че­му и в пи­са­нии го­во­рит­ся о ней: «Га­ли­лея язы­че­ская» (Ис 9:1). У из­ра­иль­тян же она счи­та­лась по­след­нею об­ла­стью и бы­ла пре­зи­ра­е­ма, по­то­му что бы­ла за­се­ле­на греш­ны­ми и неве­ру­ю­щи­ми жи­те­ля­ми; по­се­му-то иудеи, уни­чи­жая ее, го­во­ри­ли: «раз­ве из Га­ли­леи Хри­стос при­дет?» (Ин.7:41); «Рас­смот­ри и уви­дишь, что из Га­ли­леи не при­хо­дит про­рок» (Ин.7:52). По­се­му и На­за­рет, го­род Га­ли­лей­ский, счи­тал­ся у них са­мым ни­чтож­ным, са­мым убо­гим и по­след­ним го­ро­дом, так что они го­во­ри­ли: «из На­за­ре­та мо­жет ли быть что доб­рое?» (Ин.1:46).

Но об­ра­тим вни­ма­ние на Бо­жье бла­го­во­ле­ние. Где Он вос­хо­тел иметь Пре­чи­стую Ма­терь Свою? Не в стране Иудей­ской, не в свя­том и ве­ли­ком гра­де Иеру­са­ли­ме, но в счи­тав­шей­ся греш­ной Га­ли­лее, в убо­гом На­за­ре­те, чтобы с од­ной сто­ро­ны по­ка­зать, что Он при­шел на зем­лю ра­ди греш­ных: «Я при­шел, – го­во­рил Он, – при­звать не пра­вед­ни­ков, а греш­ни­ков к по­ка­я­нию» (Лк.5:32), и из невер­ных языч­ни­ков со­здать Се­бе Цер­ковь вер­ную; с дру­гой сто­ро­ны – дабы яв­но бы­ло, что Он ми­ло­сти­во взи­ра­ет на сми­рен­ных, от­вер­жен­ных и уни­чи­жен­ных, а не гор­дых и знат­ных. Ибо ко­гда Бог-Сло­во вос­хо­тел сой­ти небес к греш­ни­кам, то с вы­со­ты сла­вы Сво­ей взи­рал, где бы­ло бо­лее греш­ни­ков, и в Иудее уви­дел Он иеру­са­лим­лян, счи­тав­ших се­бя пра­вед­ни­ка­ми и оправ­ды­вав­ших се­бя пред людь­ми, а га­ли­ле­ян все­ми пре­зи­ра­е­мых и счи­тав­ших­ся греш­ны­ми бо­лее всех дру­гих. Итак, ми­но­вав мни­мо Свя­тую Иудею, Гос­подь со­шел в мни­мо греш­ную Га­ли­лею, ми­но­вав и Иеру­са­лим, сей ве­ли­кий, по­чи­та­е­мый и слав­ный го­род; Он со­шел в На­за­ре­те, го­ро­док убо­гий и пре­зи­ра­е­мый, из­би­рая для Се­бя в сем ми­ре по­след­нее ме­сто и сми­ря­ясь да­же до об­ра­за ра­ба и греш­ни­ка.

Ума­лен был На­за­рет, но ка­кой ве­ли­кой бла­го­да­ти Он спо­до­бил­ся! Все про­чие боль­шие го­ро­да из­ра­иль­ские, до неба воз­нес­ши­е­ся, не мог­ли се­го удо­сто­ить­ся. В убо­гом На­за­ре­те – выс­шая всех свя­тых ан­ге­лов Де­ва, чре­во Ко­то­рой невме­сти­мый Хри­стос-Бог про­стран­нее небес со­тво­рил. Сю­да ар­хан­гел Гав­ри­ил по­сы­ла­ет­ся, здесь Дух Свя­той осе­ня­ет, здесь Бог-Сло­во во­пло­ща­ет­ся; ибо где сми­ре­ние, там и сла­ва Бо­жия вос­си­я­ет. Го­ро­да гор­дые не угод­ны бы­ли Хри­сту, а сми­рен­ные при­ят­ны Ему. В бес­слав­ном го­ро­де На­за­ре­те Хри­стос за­чал­ся, а в слав­ном го­ро­де Иеру­са­ли­ме Его рас­пя­ли. В ма­лом Вифли­е­ме Он рож­да­ет­ся, в ве­ли­ком Иеру­са­ли­ме Его пре­да­ли на смерть. В сми­рен­ных Гос­подь яв­ля­ет­ся, а гор­дые го­нят Его от се­бя.

Свя­той Ан­дрей Крит­ский[11] о нис­по­сла­нии ар­хан­ге­ла к Пре­чи­стой Де­ве го­во­рит так: «Еди­но­му из пер­вей­ших Сво­их Ан­ге­лов Бог по­веле­ва­ет воз­ве­стить тай­ну и, ма­но­ве­ни­ем Сво­е­го ве­ли­чия, как бы так ве­ща­ет: «Гав­ри­ил! Иди в На­за­рет, го­род Га­ли­лей­ский: в нем жи­вет От­ро­ко­ви­ца Де­ва Ма­рия, об­ру­чен­ная му­жу, по име­ни Иоси­фу». «Иди, – го­во­рит Гос­подь, – в На­за­рет». Ра­ди че­го же? Ра­ди то­го, что Все­выш­ний при­ем­лет во­жде­лен­ней­шую кра­со­ту дев­ства, как бла­го­вон­ней­шую ро­зу из стра­ны тер­ни­стой. «Иди в На­за­рет», чтобы ис­пол­ни­лось про­ро­че­ство: «он На­зо­ре­ем на­ре­чет­ся» (Мф 2:23). Кто же на­ре­чет­ся На­зо­ре­ем? Тот, Ко­го На­фа­наил на­зо­вет впо­след­ствии Сы­ном Бо­жи­им и Ца­рем Из­ра­иле­вым. По­сы­ла­ет­ся Гав­ри­ил, ко­то­ро­му и преж­де по­веле­ва­е­мо бы­ло воз­ве­щать бо­же­ствен­ные тай­ны, как о сем яс­но ска­за­но в кни­ге про­ро­ка Да­ни­и­ла. «Иди в На­за­рет, го­род Га­ли­лей­ский», – го­во­рит Бог Гав­ри­и­лу и, при­шед­ши ту­да, бла­го­ве­сти Де­ве ра­дость, ко­то­рую неко­гда утра­ти­ла Ева. Бе­ре­гись, чтобы не сму­тить Ее; ибо сие при­вет­ствие твое – знак ра­до­сти, а не пе­ча­ли, уте­ше­ния, а не сму­ще­ния. И мо­жет ли быть для че­ло­ве­че­ско­го ро­да ра­дость выс­шая той, что есте­ство че­ло­ве­че­ское со­еди­нит­ся с есте­ством Бо­жи­им и, по при­чине се­го со­еди­не­ния в Еди­ном Ли­це, со­де­ла­ет­ся еди­ным с Бо­гом! Мо­жет ли что быть изу­ми­тель­нее, как ви­деть Бо­га, сми­рив­ше­го Се­бя до то­го, чтобы быть но­си­мым в утро­бе жен­ской? О, по­ра­зи­тель­ное чу­до! Бог, Ко­то­ро­му небо пре­стол, а зем­ля под­но­жие ног[12], Бог, Ко­то­ро­го не вме­ща­ют небе­са, Ко­то­рый Един со От­цом раз­де­ля­ет пре­стол веч­но­сти, – вме­ща­ет­ся в де­ви­че­ской утро­бе! Мо­жет ли что быть уди­ви­тель­нее, как ви­деть Бо­га во об­ра­зе че­ло­ве­че­ском, не раз­лу­ча­ю­ще­го­ся в то же вре­мя и с Сво­им Бо­же­ством, и есте­ство че­ло­ве­че­ское ви­деть со­еди­нен­ным с есте­ством сво­е­го Со­зда­те­ля, дабы Бог явил­ся со­вер­шен­ным и все­це­лым че­ло­ве­ком?

Гав­ри­ил, про­дол­жа­ет св. Ан­дрей Крит­ский, – вы­слу­шав Бо­же­ствен­ное ве­ща­ние и при­няв по­ве­ле­ние, под­твер­жден­ное ма­но­ве­ни­ем Бо­жи­им, но пре­вы­ша­ю­щее си­лы его, на­хо­дил­ся меж­ду стра­хом и ра­до­стью. Не со­зна­вая се­бя до­стой­ным к ис­пол­не­нию Бо­же­ствен­но­го по­ве­ле­ния, но не дер­зая и ослу­шать­ся его, он, по­ви­ну­ясь гла­су Бо­жию, от­ле­тел к Де­ве и, до­стиг­нув На­за­ре­та, оста­но­вил­ся при вхо­де в дом Иоси­фа. Недо­уме­вая и раз­мыш­ляя сам в се­бе, он как бы так рас­суж­дал: «Как при­сту­пить к ис­пол­не­нию по­ве­ле­ния Бо­жия! Вой­ти ли сра­зу по­спеш­но? Но то­гда я мо­гу воз­му­тить спо­кой­ствие Де­вы. Вой­ти ли мед­лен­нее? Но то­гда Де­ва, ощу­тив мое при­сут­ствие, вос­хо­чет скрыть­ся. По­сту­чать­ся ли в дверь? Но сие несвой­ствен­но ан­ге­лам: ибо для бес­плот­ных нет ни­че­го за­пер­то­го и воз­бра­ня­ю­ще­го вход. От­во­рить ли дверь? Но я мо­гу вой­ти и чрез за­тво­рен­ные две­ри. На­звать ли Де­ву по име­ни? Но сим мо­гу ис­пу­гать Ее. Вой­ду луч­ше ти­хо и бу­ду при­вет­ство­вать Ее с кро­то­стью, как и по­ве­лел мне По­слав­ший ме­ня. Но что я нач­ну го­во­рить Де­ве? Воз­ве­щу ли Ей преж­де все­го ра­дость, или ска­жу, что Сам Бог име­ет вме­стить­ся в Ней, что Дух Свя­той най­дет на Нее, и си­ла Выш­не­го осе­нит Ее! Воз­ве­щу Ей преж­де все­го ра­дость, а там по­ве­даю и та­ин­ство чу­дес­ное. При­ступ­лю к Ней и ра­дост­но вос­пою при­вет­ствие: «Ра­дуй­ся! Ве­се­лись! Уте­шай­ся!» Сии сло­ва бу­дут са­мым при­лич­ным на­ча­лом мо­ей бе­се­ды с Де­вою. Она то­гда уже не ис­пу­га­ет­ся, и по­мыс­лы не сму­тят Ее. По­се­му нач­ну свое бла­го­ве­стие так: преж­де все­го при­не­су Ей весть ра­до­сти и ве­се­лия, та­ко­вы­ми сло­ва­ми долж­но при­вет­ство­вать Ее, как Ца­ри­цу: ибо сие есть со­бы­тие ра­до­сти, вре­мя ве­се­лья, цар­ство ми­ра, со­вет Бо­жий о спа­се­нии, на­ча­ло уте­ше­ния.

Ви­ди­те ли, с ка­ким бла­го­го­ве­ни­ем при­хо­дит Ар­хан­гел к Бо­го­от­ро­ко­ви­це, с сколь ве­ли­ким тре­пет­ным по­чте­ни­ем при­го­тов­ля­ет­ся при­сту­пить к Вла­ды­чи­це все­го ми­ра, как пред­ва­ри­тель­но раз­мыш­ля­ет о тех, ис­пол­нен­ных ра­до­сти, сло­вах бла­го­ве­ще­ния, с ко­и­ми дол­жен об­ра­тить­ся к Ней. До­стой­но при сем об­ра­тить свое бла­го­го­вей­ное вни­ма­ние и на то, что он на­шел Ее не вне до­ма и гор­ни­цы сво­ей, не на ули­цах го­род­ских по­сре­ди на­ро­да и мир­ских бе­сед, не су­е­тя­щу­ю­ся до­ма в жи­тей­ских по­пе­че­ни­ях, но упраж­ня­ю­щу­ю­ся в без­мол­вии, мо­лит­ве и чте­нии книг, как ею яс­но по­ка­зы­ва­ет и икон­ное изо­бра­же­ние Бла­го­ве­ще­ния, пред­став­ляя Де­ву Ма­рию с по­ло­жен­ною пред Нею и рас­кры­тою кни­гою, в до­ка­за­тель­ство непре­стан­но­го упраж­не­ния Ее в чте­нии бо­же­ствен­ных книг и бо­го­мыс­лии. В то са­мое вре­мя, ко­гда явил­ся к Де­ве небес­ный бла­го­вест­ник, Она, как по­ла­га­ют бо­го­муд­рые от­цы Церк­ви, име­ла в уме сло­ва про­ро­ка Ис­а­ии: «се, Де­ва во чре­ве зачнет» (Ис.7:14), и раз­мыш­ля­ла, ка­ким об­ра­зом и ко­гда бу­дет то стран­ное и необыч­ное для де­ви­че­ско­го есте­ства за­ча­тие и рож­де­ние. Еще ра­нее се­го вре­ме­ни Она, как вы­ше ужо бы­ло ска­за­но по Ге­ор­гию Кед­ри­ну, бы­ла из­ве­ще­на Бо­жи­им от­кро­ве­ни­ем, что не иная ка­кая де­ва, но Она Са­ма по­слу­жит со­вер­ше­нию та­ин­ства и ро­дит же­ла­е­мо­го Мес­сию. От се­го из­ве­ще­ния го­ре­ла Она лю­бо­вью се­ра­фим­скою к Бо­гу и Твор­цу Сво­е­му и мо­ли­ла Его ми­ло­сер­дие, да ис­пол­нит Он ско­рее со­вер­ше­ние Бо­же­ствен­но­го обе­то­ва­ния Сво­е­го и про­ро­че­ства Ис­а­ии, и с пла­мен­ным же­ла­ни­ем го­во­ри­ла Се­бе: «Ко­гда же на­станет для Ме­ня оное во­жде­лен­ное вре­мя, и Со­зда­тель Мой, бла­го­из­во­лив при­нять от Ме­ня плоть че­ло­ве­че­скую, сой­дет с небес и все­лит­ся в Ме­ня? Ко­гда до­стиг­ну то­го бла­го­сло­вен­но­го бла­жен­ства, чтобы со­де­лать­ся Ма­те­рью Бо­га Мо­е­го! А до то­го вре­ме­ни, ко­гда не до­стиг­ну се­го, сле­зы мои бу­дут мне пи­щею день и ночь. Для ожи­да­ю­щих столь во­жде­лен­но­го и ко­рот­кое вре­мя ка­жет­ся слиш­ком длин­ным».

Ко­гда Пре­чи­стая Де­ва так раз­мыш­ля­ла и, в тайне серд­ца Сво­е­го воз­но­си­ла с пла­мен­ною, го­ря­чею лю­бо­вью к Гос­по­ду бо­го­мыс­лен­ную мо­лит­ву, вдруг ти­хо пред­стал пред Нею бла­го­вест­ник Ар­хан­гел Гав­ри­ил. Тот же свя­той учи­тель, Ан­дрей Крит­ский, так о сем пи­шет:

«Ар­хан­гел Гав­ри­ил во­шел в дом и, при­сту­пив к внут­рен­не­му по­кою, в ко­то­ром Де­ва оби­та­ла, ти­хо при­бли­зил­ся к две­рям и, про­ник­нув внутрь, крот­ким го­ло­сом на­чал с Нею бе­се­до­вать. «Ра­дуй­ся, – ска­зал он, – Бла­го­дат­ная, Гос­подь с То­бою! Су­щий преж­де Те­бя – ныне с То­бою и ско­ро из Те­бя про­изой­дет; Су­щий преж­де всей веч­но­сти – ныне бу­дет под вре­ме­нем». О, без­мер­ное че­ло­ве­ко­лю­бие (вос­кли­ца­ет свя­той Ан­дрей)! О, неис­по­ве­ди­мое ми­ло­сер­дие! Ар­хан­гел не толь­ко бла­го­вест­ву­ет ра­дость, но ра­дость оби­та­ния Твор­ца в Де­ве. Ибо сло­ва его «Гос­подь с То­бою!» яв­но по­ка­зы­ва­ют при­сут­ствие Ца­ря, хо­тя и при­няв­ше­го от Нее плоть че­ло­ве­че­скую, но тем ни ма­ло не от­сту­пив­ше­го от свой­ствен­ной Ему сла­вы! Ра­дуй­ся, об­ра­до­ван­ная, Гос­подь с То­бою! Ра­дуй­ся, все­чест­ное ору­дие ми­ра, ко­им го­рест­ный при­го­вор, осу­див­ший мир на про­кля­тие, при­ме­ня­ет­ся на ра­дост­ный при­зыв к бла­жен­ству! Ра­дуй­ся, во­ис­ти­ну Бла­го­сло­вен­ная! Ра­дуй­ся, Де­ва пре­вос­ход­ней­шая! Ра­дуй­ся, пре­крас­ный храм небес­ной сла­вы! Ра­дуй­ся, освя­щен­ная па­ла­та Ца­ря! Ра­дуй­ся, чер­тог, в ко­ем Хри­стос об­ру­чил­ся и со­че­тал­ся с че­ло­ве­че­ством! Бла­го­сло­вен­на Ты в же­нах, Ты, Ко­то­рую Ис­а­ия про­ви­дел про­ро­че­ски­ми оча­ми и на­име­но­вал Про­ро­чи­цей, Де­вою, кни­гою за­пе­чат­лен­ною! Бла­го­сло­вен­на во­ис­ти­ну Ты, на­ре­чен­ная Ие­зе­ки­и­лем ден­ни­цею и две­рью за­тво­рен­ною, чрез Ко­то­рую про­шел Еди­ный Бог! Бла­го­сло­вен­на во­ис­ти­ну Ты, Еди­ная, Ко­то­рую муж же­ла­ний, Да­ни­ил, ви­дел, как го­ру, и Ко­то­рую чуд­ный Ав­ва­кум на­звал го­рою при­осен­не­ною, а цар­ствен­ный пра­ро­ди­тель Твой, Да­вид, про­ро­че­ски вос­пел го­рою Бо­жьею, го­рою туч­ною, го­рою ума­щен­ною, го­рою, в ко­ей бла­го­во­лил все­лить­ся Бог. Бла­го­сло­вен­на Ты в же­нах, Ты, Ко­то­рую За­ха­рия, зри­тель Бо­же­ствен­ных Тайн, про­ви­дел, как пре­вос­ход­ный све­тиль­ник зо­ло­той, укра­шен­ный се­мью лам­па­да­ми, озна­чав­ши­ми семь да­ров Ду­ха Свя­то­го. Во­ис­ти­ну бла­го­го­вей­на Ты, вме­ща­ю­щая в Се­бе как бы рай и сад эдем­ский – Хри­ста, Ко­то­рый, по Сво­е­му неиз­ре­чен­но­му все­мо­гу­ще­ству, про­ис­шед­ши из Тво­ей утро­бы, как ис­точ­ник во­ды жи­вой, на­по­ил че­тырь­мя еван­гель­ски­ми стру­я­ми все ли­це зем­ли?»

Услы­шав та­кое при­вет­ствие Ан­ге­ла, Де­ва сму­ти­лась от слов его и раз­мыш­ля­ла: «Что бы это бы­ло за при­вет­ствие?» Она сму­ти­лась, но не ис­пу­га­лась, по­то­му что та­кое по­се­ще­ние не бы­ло со­всем но­вым, неча­ян­ным и вне­зап­ным. По­яв­ле­ние Ан­ге­ла не мог­ло ис­пу­гать Ее, ибо для Нее обыч­но бы­ло дру­же­ствен­ное об­ще­ние с ан­ге­ла­ми еще во вре­мя пре­бы­ва­ния во Свя­тое Свя­тых, где, по сви­де­тель­ству свя­то­го Гер­ма­на[13], еже­днев­но при­ни­ма­ла Она пи­щу из рук ан­ге­ла. Но Она от удив­ле­ния сму­ти­лась по­то­му, что ан­гел преж­де ни­ко­гда не при­хо­дил к Ней в столь ве­ли­кой небес­ной сла­ве, с столь ра­дост­ным ли­цом и с та­ки­ми пре­ис­пол­нен­ны­ми ра­до­сти сло­ва­ми. Сму­ти­лась Она но­во­стью все­го это­го, осо­бен­но слов ан­ге­ла, что он при­хо­дит с необыч­ным при­вет­стви­ем, го­во­ря: «Бла­го­сло­вен­на ты в же­нах!» (Лк.1:28), чрез то по­ла­гая Ее, Де­ву, в чис­ле жен. Она сму­ти­лась, как це­ло­муд­рен­ная, но не устра­ши­лась, как му­же­ствен­ная, и, как ода­рен­ная ду­хом бла­го­ра­зу­мия и муд­ро­сти, раз­мыш­ля­ла Са­ма с Со­бою: «Что бы это бы­ло за при­вет­ствие? Что хо­чет ска­зать Мне ан­гел сим при­вет­стви­ем? Не вве­дет ли Ме­ня опять в храм Гос­по­день, или не при­нес ли он Мне с неба ка­кую-ли­бо но­вую пи­щу? Или не воз­ве­стит ли он но­вой тай­ны от Бо­га? Не на­учит ли он Ме­ня, так мно­го раз­мыш­ля­ю­щую и не мо­гу­щую по­нять, как «Де­ва во чре­ве зачнет и ро­дит сы­на» (Ис.7:14)? Что же бу­дет из се­го при­вет­ствия?»

То­гда ан­гел ска­зал Ей:

– Не бой­ся, Ма­рия! Не со­мне­вай­ся бо­лее о пред­ре­чен­ной Ис­а­и­ей Де­ве. Ты Та Са­мая Де­ва, Ко­то­рая об­ре­ла та­кую бла­го­дать, чтобы бес­се­мен­но за­чать Ем­ма­ну­и­ла и ро­дить Его неиз­ре­чен­но, как Он Сам то ве­да­ет. Ты об­ре­ла бла­го­дать Бо­жию пре­мно­ги­ми Тво­и­ми доб­ро­де­те­ля­ми, осо­бен­но же тре­мя вы­со­чай­ши­ми: Ты об­ре­ла бла­го­дать глу­бо­ким Тво­им сми­ре­ни­ем, ибо сми­рен­ным да­ет Свою бла­го­дать Бог, гла­го­лю­щий: «На ко­го Я при­зрю: на сми­рен­но­го и мол­ча­ли­во­го» (Ис.66:2). Ты об­ре­ла бла­го­дать дев­ствен­ною чи­сто­тою Тво­ею; ибо Бог, как чи­стей­ший по есте­ству Сво­е­му, же­ла­ет ро­дить­ся от Пре­чи­стой и нетлен­ной Де­вы; Ты об­ре­ла бла­го­дать у Бо­га Тво­ею пла­мен­ною лю­бо­вью к Нему, ибо Гос­подь ска­зал: «Лю­бя­щих Ме­ня Я люб­лю, и ищу­щие Ме­ня най­дут бла­го­дать» (Притч.8:17). А по­ели­ку Ты воз­лю­би­ла и взыс­ка­ла Его всем серд­цем, то по­се­му и об­ре­ла бла­го­дать у Него, и ро­дишь Сы­на, не про­сто­го смерт­но­го, но Сы­на Бо­же­ствен­но­го, Сы­на Выш­не­го, Бо­га от Бо­га, преж­де ве­ков от От­ца без ма­те­ри рож­ден­но­го, от Те­бя же, Де­вы – Ма­те­ри, без От­ца про­изой­ти име­ю­ще­го. Его имя бу­дет чуд­ное и неиз­ре­чен­ное: Ты на­ре­чешь имя Ему – Иисус[14], что зна­чит Спа­си­тель, ибо Он спа­сет весь мир и во­ца­рит­ся, без срав­не­ния, пре­слав­нее пра­от­ца Да­ви­да и всех преж­де быв­ших ца­рей из до­ма Иа­ко­ва. Но цар­ство Его бу­дет не вре­мен­ное, а веч­ное, нескон­ча­е­мое в бес­ко­неч­ные ве­ки.

– Как бу­дет сие, – во­про­си­ла Ма­рия ан­ге­ла, – ко­гда Я му­жа не знаю?

Пре­чи­стая Де­ва ве­ри­ла сло­вам ан­ге­ла, ибо по бла­го­да­ти Бо­жи­ей, ко­то­рой Она бы­ла ис­пол­не­на, зна­ла о том, что Она ро­дит Бла­го­вест­ву­е­мо­го, о чем по­лу­чи­ла из­ве­ще­ние во вре­мя пре­бы­ва­ния в хра­ме от Са­мо­го Бо­га; но Ей неиз­вест­но толь­ко бы­ло: как это сбу­дет­ся, ка­ким об­ра­зом Де­ва, не по­знав­шая му­жа, мо­жет ро­дить? По­то­му Она и спро­си­ла ан­ге­ла: «Как бу­дет сие?»

Рас­суж­дая о сем, свя­той Гри­го­рий Нис­ский, от ли­ца Ее, так го­во­рит к ан­ге­лу: «О ан­гел! По­ве­дай Мне об­раз са­мо­го рож­де­ния! – и ты об­ря­щешь серд­це Мое го­то­вым к со­вер­ше­нию Бо­же­ствен­но­го бла­го­из­во­ле­ния: ибо я же­лаю Се­бе та­ко­во­го пло­да, но без на­ру­ше­ния дев­ства».

Свя­той Ам­вро­сий о том же рас­суж­да­ет так: «хо­ро­шо во­про­си­ла Она ан­ге­ла: «Как бу­дет сие?» (Лк.1:34). Ибо Она, хо­тя и преж­де чи­та­ла, что Де­ва зачнет, но не зна­ла о том, ка­ким об­ра­зом сие сбу­дет­ся. Она дей­стви­тель­но чи­та­ла про­ро­че­ское сло­во: «Се, де­ва зачнет», но как зачнет – о сем толь­ко ныне воз­ве­ща­ет Ей ан­гел во вре­мя бла­го­ве­ще­ния.

И вот ан­гел от­кры­ва­ет Де­ве и са­мый об­раз за­ча­тия, что за­ча­тие сие бу­дет не по есте­ству че­ло­ве­че­ско­му и обыч­но­му по­ряд­ку, но сверхъ­есте­ствен­но, «иде­же бо хо­щет Бог, по­беж­да­ет­ся есте­ства чин»[15], что за­ча­тие сие бу­дет по дей­ствию Свя­то­го Ду­ха: «Дух Свя­той най­дет на Те­бя, и си­ла Все­выш­не­го осе­нит Те­бя» (Лк.1:35).

От Него при­и­мешь во чре­ве Тво­ем, и Он со­вер­шит в Те­бе недо­ве­до­мое за­ча­тие. Тот, Кто из без­душ­ной зем­ли мог со­здать Ада­ма, не тем ли па­че воз­мо­жет от жи­вой Де­вы про­из­ве­сти Жи­во­го Мла­ден­ца? Ес­ли Бо­гу воз­мож­но бы­ло из ко­сти Ада­мо­вой со­здать же­ну, не тем ли бо­лее Он мо­жет со­тво­рить че­ло­ве­ка во утро­бе де­ви­че­ской? Все­дей­ству­ю­щий Дух Свя­той со­де­ла­ет то, что в Тво­ей, Пре­свя­тая Де­ва, Пре­чи­стой утро­бе, от Тво­ей пло­ти, та­ин­ствен­но устро­ит­ся плоть бес­плот­но­му Сы­ну Бо­жию. Чрез Те­бя, дверь, чи­сто­тою за­пе­чат­лен­ную и дев­ством хра­ни­мую, прой­дет Гос­подь, как луч сол­неч­ный про­хо­дит через стек­ло и кри­сталл, освя­щая и про­све­щая Те­бя Бо­же­ствен­ною Сво­ею сла­вою; так что Ты бу­дешь ис­тин­ной Ма­те­рью Бо­жьею, ро­див­шей со­вер­шен­но­го Бо­га и со­вер­шен­но­го че­ло­ве­ка, и нетлен­ною Де­вою как до рож­де­ства, так пре­бы­ва­ю­щей ею и в рож­де­стве и по рож­де­стве: сие со­де­ла­ет в Те­бе, на­и­ти­ем Свя­то­го Ду­ха, си­ла Все­выш­не­го. А что сие ис­тин­но, в удо­сто­ве­ре­ние се­го – да по­слу­жит те­бе зна­ме­ни­ем то, что вот и род­ствен­ни­ца Твоя Ели­са­ве­та, от юно­сти быв­шая бес­плод­ной и уже со­ста­рив­ша­я­ся, за­ча­ла сы­на, ибо так угод­но Бо­гу, Ко­то­рый и из невоз­мож­но­го тво­рит воз­мож­ное. Ибо меж­ду лю­дей ка­жет­ся невоз­мож­ным как то, чтобы нетлен­ная Де­ва за­ча­ла и ро­ди­ла без му­жа, так и то, чтобы за­ча­ла и ро­ди­ла бес­плод­ная и со­ста­рив­ша­я­ся жен­щи­на; но у все­мо­гу­ще­го Твор­ца все воз­мож­но, ибо «у Бо­га не оста­нет­ся бес­силь­ным ни­ка­кое сло­во» (Лк.1:37); по Его ма­но­ве­нию и бес­плод­ная ста­ри­ца за­ча­ла, и Ты, Де­ва, зач­нешь.

Услы­шав от ан­ге­ла сие бла­го­ве­стие, Пре­чи­стая пре­кло­ни­лась пред во­лею Гос­по­да Сво­е­го и с глу­бо­чай­шим сми­ре­ни­ем от­ве­ча­ла от ис­пол­нен­но­го люб­ви к Бо­гу серд­ца Сво­е­го: «Я – ра­ба Гос­под­ня, да бу­дет Мне по сло­ву Тво­е­му» (Лк.1:38). И в то же мгно­ве­ние, дей­стви­ем Свя­то­го Ду­ха, со­вер­ши­лось во свя­той утро­бе Ее неска­зан­ное за­ча­тие, без услаж­де­ния плот­ско­го, но не без вос­тор­га ду­хов­но­го. То­гда де­ви­че­ское серд­це Ее осо­бен­но силь­но рас­та­ява­ло Бо­же­ствен­ным же­ла­ни­ем, и пла­ме­нем люб­ви се­ра­фим­ской го­рел дух Ее, и весь ум Ее, как бы на­хо­дясь вне се­бя, по­гру­жал­ся в Бо­ге, неиз­ре­чен­но услаж­да­ясь бла­го­стью Его. В сем на­сла­жде­нии Ее ду­ха все­со­вер­шен­ным Бо­го­лю­би­ем и ума – Бо­го­ви­де­ни­ем и за­чал­ся Сын Бо­жий, и «сло­во ста­ло пло­тью и все­ли­лось в нас» (Ин.1:14) во­че­ло­ве­че­ни­ем.

Ан­гел, со­вер­шив, по по­ве­ле­нию Бо­жию, свое бла­го­ве­стие и тре­пет­но, бла­го­го­вей­ным по­кло­не­ни­ем по­чтив Во­пло­ща­ю­ще­го­ся во утро­бе де­ви­че­ской и Де­ву, во­пло­ща­ю­щую в Се­бе Бо­га, ото­шел от Нее к пре­сто­лу Гос­по­да – Са­ва­о­фа, сла­вя та­ин­ство во­че­ло­ве­че­ния Бо­жия, со все­ми небес­ны­ми си­ла­ми, в неис­по­ве­ди­мой ра­до­сти во ве­ки. Аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Св. Епи­фа­ний, епи­скоп Кипр­ский, из­вест­ней­ший цер­ков­ный пи­са­тель IV в. Его тво­ре­ния по­свя­ще­ны глав­ным об­ра­зом об­ли­че­нию совре­мен­ных ему ере­сей. Па­мять св. Епи­фа­ния празд­ну­ет­ся 12 мая.

[2] Св. Ам­вро­сий ме­дио­лан­ский (или ми­лан­ский), в Ита­лии – зна­ме­ни­тей­ший отец за­пад­ной Церк­ви и хри­сти­ан­ский пи­са­тель IV в. Из его со­чи­не­ний осо­бен­но за­ме­ча­тель­но «De officiis clericorum» («О долж­но­стях свя­щен­но­слу­жи­те­лей»). Скон­чал­ся св. Ам­вро­сий в 397 г. Па­мять его празд­ну­ет­ся 7 де­каб­ря.

[3] Ге­ор­гий Кед­рин – ви­зан­тий­ский пи­са­тель кон­ца XI и на­ча­ла XII в. Из его тру­дов осо­бен­но из­ве­стен «Synopis istorion» Это со­чи­не­ние об­ни­ма­ет со­бою ис­то­рию ев­рей­ско­го и рим­ско­го на­ро­да и Ви­зан­тии, но не име­ет осо­бен­но круп­ных до­сто­инств, так как пред­став­ля­ет по ме­стам пе­ре­сказ дру­гих ис­то­ри­че­ских со­чи­не­ний, осо­бен­но хро­ни­ки Иоан­на Ски­ли­цы и Ге­ор­гия Син­кел­ла.

[4] Это про­ро­че­ство при­во­дит­ся у св. еван­ге­ли­ста Мат­фея (I:23).

[5] Ем­ма­ну­ил – имя, усво­я­е­мое Иису­су Хри­сту у прор. Ис­а­ии (7:14) По пе­ре­во­ду с ев­рей­ско­го, оно озна­ча­ет «с на­ми Бог».

[6] Св. Евод – апо­стол из 70-ти.

[7] Св Гри­го­рий, еп. Нис­ский, брат св. Ва­си­лия Ве­ли­ко­го – зна­ме­ни­тый цер­ков­ный учи­тель IV в. Из его со­чи­не­ний за­ме­ча­тель­ны сле­ду­ю­щие: Ше­стод­нев, где он ре­ша­ет вы­со­кие во­про­сы о тво­ре­нии ми­ра и че­ло­ве­ка, остав­лен­ные св. Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким (в его «Ше­стод­не­ве») без от­ве­та по их недо­ступ­но­сти для на­ро­да. Ка­ти­хи­зис, со­дер­жа­щий на­став­ле­ния о том, как на­доб­но дей­ство­вать при об­ра­ще­нии языч­ни­ков и иуде­ев и при опро­вер­же­нии лже­уче­ния ере­ти­ков; 12 слов про­тив Ев­но­мия и мно­гие по­хваль­ные сло­ва свя­тым. Па­мять его – 10 ян­ва­ря.

[8] Ни­ки­фор Кал­лист, цер­ков­ный ис­то­рик XIV в., мо­нах Со­фий­ско­го мо­на­сты­ря в Кон­стан­ти­но­по­ле. За­ме­ча­тель­ный труд его – «Цер­ков­ная ис­то­рия» (в 18 кни­гах), – до­ве­ден­ная до кон­чи­ны ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Фо­ки (611 г.). Скон­чал­ся Кал­лист в 1350 г.

[9] Блаж. Иеро­ним – один из за­ме­ча­тель­ней­ших учи­те­лей За­пад­ной Церк­ви (330–419 г.). Тру­ды его ка­са­лись всех об­ла­стей бо­го­слов­ско­го зна­ния. Са­мый за­ме­ча­тель­ный его труд – ла­тин­ский пе­ре­вод свящ. Пи­са­ния, из­вест­ный под име­нем Вуль­га­ты.

[10] Мак­ка­веи (от евр. makkabi – мо­лот) – пер­во­на­чаль­но про­зва­ние од­но­го Иуды Мак­ка­вея, рас­про­стра­нен­ное по­том на всех во­об­ще за­щит­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков ве­ры во вре­мя го­не­ний Ан­тио­ха Епи­фа­на. Осо­бен­но зна­ме­ни­ты 7 бра­тьев Мак­ка­ве­ев: Авим, Ан­то­нин, Гу­рий, Еле­азар, Ев­се­вон, Алим, Мар­келл и мать их Со­ло­мо­ния, под­верг­ну­тые мно­гим му­че­ни­ям за от­каз вку­сить идо­ло­жерт­вен­но­го мя­са. Па­мять их празд­ну­ет­ся 1 ав­гу­ста.

[11] Св. Ан­дрей, ар­хи­епи­скоп Крит­ский, жил в к. VII и нач. VIII в. Он за­ме­ча­те­лен как про­по­вед­ник и цер­ков­ный пес­но­пи­сец. Са­мое за­ме­ча­тель­ное его про­из­ве­де­ние – ве­ли­кий по­ка­ян­ный ка­нон, чи­та­е­мым на 1-ой неде­ле и в чет­вер­ток 5-ой неде­ли Ве­ли­ко­го по­ста. Скон­чал­ся св. Ан­дрей в 712 г. Па­мять его празд­ну­ет­ся 4 июля.

[12] Ср. Мф 5:34-35.

[13] Св. Гер­ман, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский, жил в к. VII и нач. VIII в. В сво­ей де­я­тель­но­сти он за­явил се­бя рев­ност­ным за­щит­ни­ком ико­но­по­чи­та­ния. Скон­чал­ся в 740 г. Па­мять его празд­ну­ет­ся 12 мая.

[14] Иисус (греч. Insoys – ис­це­ли­тель, от inao – ис­це­ляю) по евр. Iehochua – по­мощь Иего­вы, Спа­си­тель.

[15] Из дог­ма­ти­ка 7 гла­са.


 

Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы
«Бла­го­ве­ще­ние»

На­зва­ние празд­ни­ка ука­зы­ва­ет на ка­кое-то осо­бое, неслы­хан­ное ра­нее «ра­дост­ное из­ве­стие», про­зву­чав­шее еди­но­жды в ми­ро­вой ис­то­рии. Этим и объ­яс­ня­ет­ся от­сут­ствие у празд­ни­ка уточ­ня­ю­ще­го смысл под­за­го­лов­ка (осо­бен­но в оби­ход­ной ре­чи): про­из­но­ся од­но лишь сло­во «Бла­го­ве­ще­ние», мы не бо­им­ся быть невер­но по­ня­ты­ми, ибо «ра­дост­ных из­ве­стий» бы­ло мно­го, но Бла­го­ве­ще­ние слу­чи­лось лишь од­на­жды. Та­ким об­ра­зом, на­зва­ние празд­ни­ка «Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це» бук­валь­но озна­ча­ет: «Ра­дост­ная весть [со­об­щен­ная] Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це». Ка­кая же ра­дост­ная весть со­став­ля­ет су­ще­ство празд­ни­ка? Кто был вест­ни­ком?

Из Еван­ге­лия от Лу­ки (ибо толь­ко он опи­сы­ва­ет дан­ное со­бы­тие) мы узна­ём, что немно­гим бо­лее двух ты­сяч лет то­му на­зад в ма­лень­ком па­ле­стин­ском го­род­ке На­за­ре­те со­вер­ши­лось пре­вос­хо­дя­щее на­ше ра­зу­ме­ние со­бы­тие — при­ро­да Бо­га со­еди­ни­лась с при­ро­дой че­ло­ве­ка. Здесь жи­ла скром­ная под­дан­ная рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста, юная Ма­рия, к то­му вре­ме­ни си­ро­та. Она про­ис­хо­ди­ла из ди­на­стии ца­ря Да­ви­да, к ко­то­рой при­над­ле­жал и Иосиф, хра­ни­тель дев­ства Ма­рии, по­жи­лой вдо­вец, ко­то­ро­му Она бы­ла об­ру­че­на во ис­пол­не­ние тра­ди­ции, вос­пре­щав­шей доб­ро­де­тель­ной жен­щине оста­вать­ся оди­но­кой. Иосиф был бе­ден, ра­зу­ме­ет­ся, не афи­ши­ро­вал свое про­ис­хож­де­ние (это бы­ло смер­тель­но опас­но!) и вел жизнь про­сто­го ре­мес­лен­ни­ка.

Мож­но пред­ста­вить чув­ства юной Де­вы, Ко­то­рой, во вре­мя от­сут­ствия Иоси­фа, вдруг зри­мо пред­стал небес­ный вест­ник, ан­гел Гав­ри­ил.

«Ан­гел, вой­дя к Ней, ска­зал:
«Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная! С То­бою Гос­подь!»

Но Она силь­но сму­ти­лась от его слов и ста­ла раз­ду­мы­вать, что же зна­чит та­кое при­вет­ствие. И ска­зал Ей ан­гел:

«Не стра­шись, Ма­ри­ам, 
ибо Ты об­ре­ла ми­лость у Бо­га:
и вот, Ты зач­нешь и ро­дишь Сы­на,
и на­ре­чешь Ему имя: Иисус.

И бу­дет Он ве­лик,
и на­зо­вут Его Сы­ном Все­выш­не­го.» <…>

И ска­за­ла Ма­ри­ам ан­ге­лу:
«Как же бу­дет это, ес­ли Я не знаю му­жа?»

И ан­гел ска­зал Ей в от­вет:
«Дух Свя­той сой­дет на Те­бя, 
и Си­ла Выш­не­го осе­нит Те­бя,

по­то­му Ди­тя Твое бу­дет свя­то
и на­ре­чет­ся: Сын Бо­жий."<…>

То­гда Ма­ри­ам ска­за­ла: 
«Пред то­бою ра­ба Гос­под­ня; да бу­дет со Мною, как ты ска­зал.»
И уда­лил­ся от Нее ан­гел» (Лк.1:28-32, 34-35, 38).

О со­вер­шив­шем­ся в эти мгно­ве­ния та­ин­стве труд­но го­во­рить: лю­бые сло­ва ка­жут­ся непро­сти­тель­ной дер­зо­стью. Здесь при­ста­ло толь­ко бла­го­го­вей­ное со­зер­ца­ние тай­ны: «удо­бее мол­ча­ние» (при­ли­че­ству­ет мол­ча­ние), как по­ет­ся в од­ном из бо­го­ро­дич­ных гим­нов.

По­ста­ра­ем­ся лишь по­нять: то, что за­ни­ма­ет несколь­ко строк еван­гель­ско­го по­вест­во­ва­ния, под­го­тав­ли­ва­лось всей ис­то­ри­ей вет­хо­за­вет­но­го че­ло­ве­че­ства, и в диа­ло­ге ан­ге­ла и Де­вы Ма­рии эта ис­то­рия об­ре­ла свой смысл и дол­го­ждан­ное за­вер­ше­ние. Вет­хий за­вет (что зна­чит бук­валь­но «древ­ний со­юз», «ста­рый до­го­вор») Бо­га с че­ло­ве­ком, имев­ший ха­рак­тер под­го­то­ви­тель­ный и вре­мен­ный, от­ныне сме­ня­ет­ся но­вым со­ю­зом со всем че­ло­ве­че­ством и на все вре­ме­на.

Од­ни­ми лишь сво­и­ми си­ла­ми че­ло­век не мог пре­одо­леть глу­бо­чай­шую про­пасть, раз­верз­шу­ю­ся меж­ду ним и Бо­гом, ибо страш­ный удар, со­тряс­ший его в неза­па­мят­ные вре­ме­на («гре­хо­па­де­ние пра­ро­ди­те­лей»), рас­ко­лол его свер­ху до­ни­зу: от выс­ше­го со­зна­ния до те­лес­ной при­ро­ды. Он пе­ре­стал при­над­ле­жать Сво­е­му Со­зда­те­лю, а зна­чит — и сво­е­му ра­зум­но­му «я». По­тре­бо­ва­лась встре­ча и ре­аль­ное со­еди­не­ние Бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды через Бо­го­во­пло­ще­ние. Толь­ко так мог­ла быть воз­вра­ще­на в пер­во­здан­ное до­сто­ин­ство це­лост­ная при­ро­да че­ло­ве­ка. И в ли­це Ма­рии че­ло­ве­че­ство до­стиг­ло выс­шей точ­ки сво­е­го ду­хов­но-нрав­ствен­но­го раз­ви­тия и очи­ще­ния на пу­тях вос­ста­нов­ле­ния Со­ю­за с Бо­гом.

Неза­ме­чен­ным бы­ло яв­ле­ние Де­ве Ма­рии вест­ни­ка Небес, ни­кто не слы­шал про­ис­шед­ше­го меж­ду ни­ми раз­го­во­ра. Ни­чуть не из­ме­ни­лась ви­ди­мая жизнь ни в са­мом На­за­ре­те, ни тем бо­лее в гор­де­ли­вом Ри­ме по­сле ис­чез­но­ве­ния ан­ге­ла. Но как уди­ви­лись бы жи­те­ли огром­ной мно­го­языч­ной Им­пе­рии, ес­ли бы узна­ли, что имен­но в этом непри­мет­ном со­бы­тии на­шла свое оправ­да­ние и за­вер­ше­ние вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ства от Ада­ма и что их по­том­ки ста­нут от­счи­ты­вать Но­вую эру от Дня Рож­де­ния маль­чи­ка, ко­то­ро­го окру­жа­ю­щие пре­не­бре­жи­тель­но на­зы­ва­ли «сы­ном плот­ни­ка»!

«Се­го­дня — на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния...», — по­ет­ся за бо­го­слу­же­ни­ем празд­ни­ка Бла­го­ве­ще­ния. Про­дол­же­ни­ем его станет жизнь Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста – «Вто­ро­го Ада­ма», а за­вер­ше­ни­ем — Тай­ная ве­че­ря, Гол­го­фа, воз­глас «Со­вер­ши­лось!», нис­хож­де­ние во Ад, Три­днев­ное Вос­кре­се­ние, Воз­не­се­ние и си­де­ние «одес­ную От­ца».

Древ­ний на­род­ный обы­чай в день Бла­го­ве­ще­ния вы­пус­кать из кле­ток на во­лю пле­нен­ных птиц ме­ло­ди­че­ски за­пе­чат­лен в пре­крас­ных сти­хах А. Пуш­ки­на и Ф. Ту­ман­ско­го.

Ли­те­ра­ту­ра: Ру­бан Ю. Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Л.: «Хро­но­граф», 1991; Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 2002. Том V, с. 254-268 (при­ве­де­на по­дроб­ная биб­лио­гра­фия).

Юрий Ру­бан

Поэтическая страничка

А. Красницкий
В день Святого Благовещения

Прошли уже века, но также, как и прежде,
Повсюду этот день — день радости людской -
Встречает целый мир в живительной надежде,
Что сердцу он несет отраду и покой.

Благую весть сердцам, как Ангел кроткой Деве,
Приносит этот день и нам в житейской мгле.
Забыть бы о вражде, о злобе адской, гневе,
И легче бы тогда всем было на земле.

А. Пушкин
Птичка

В чужбине свято наблюдаю
Родной обычай старины:
На волю птичку выпускаю
При светлом празднике весны.

Я стал доступен утешенью;
За что на Бога мне роптать,
Когда хоть одному творенью
Я мог свободу даровать! 

Ф. Туманский
Птичка

Вчера я растворил темницу
Воздушной пленнице моей:
Я рощам возвратил певицу,
Я возвратил свободу ей.

Она исчезла, утопая
В сиянье голубого дня,
И так запела, улетая,
Как бы молилась за меня.

 

МОЛИТВЫ

Тропарь Благовещению
глас 4

Днесь спасения нашего главизна 
и еже от века таинства явление: 
Сын Божий Сын Девы бывает, 
и Гавриил благодать благовествует. 
Темже и мы с ним Богородице возопиим: 
радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

Кондак Благовещению
глас 8

Взбранной Воеводе победительная, 
яко избавльшеся от злых, 
благодарственная восписуем Ти, 
раби Твои, Богородице, 
но, яко имущая державу непобедимую, 
от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: 
радуйся, Невесто Неневестная.

Величание Благовещению Пресвятой Богородицы

Архангельский глас вопием Ти, Чистая: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.