Хочу помочь
Скрытое поле:
это поле обязательно для заполнения
Строка ввода:*
это поле обязательно для заполнения
Телефон:*
это поле обязательно для заполнения
Область ввода:*
Спасибо! Форма отправлена
Стать волонтером
Скрытое поле:
это поле обязательно для заполнения
Строка ввода:*
это поле обязательно для заполнения
Телефон:*
это поле обязательно для заполнения
Область ввода:*
Спасибо! Форма отправлена
г. Москва, Анадырский проезд, вл. 8.
Главная/Приходская стенгазета/10 июля. Обретение мощей преподобного Амвросия Оптинского

10 июля. Обретение мощей преподобного Амвросия Оптинского

← Предыдущая Следующая →
10 июля. Обретение мощей преподобного Амвросия Оптинского

10 июля Русская Православная Церковь воспоминает обретение мощей преподобного Амвросия Оптинского, которое состоялось в 1998 году, вместе с мощами еще 6 Оптинских старцев. Ныне мощи преподобного Амвросия Оптинского почивают в Свято-Введенском соборе Оптиной пустыни.

Оптина Пустынь с начала XIX века стала духовным центром Православной России. Сюда за советом и утешением приезжали со всей России. Величайшим старцем Свято-Введенской обители, по всеобщему признанию, был преподобный Амвросий Оптинский, который стал связующим звеном между образованными классами, народом и Церковью в 60-80-х гг. XIX века, когда в русском обществе были чрезвычайно сильны антицерковные настроения. Господь наградил его бесценными дарами духовной мудрости, прозорливости и исцеления, чтобы он помогал другим людям приходить к вере и обретать Царство Небесное. Преподобный            Амвросий в особой мере обладал даром христианской любви, делавшей его снисходительным и мудрым врачевателем человеческой слабости и недостоинства. Любовь он считал высшей добродетелью, стяжание ее - необходимым для спасения; духовным детям преподобный Амвросий чаще всего давал советы о терпении, снисхождении к немощам и понуждении себя к добру.

Евгений Поселянин: «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нем. И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев — благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чем бы они ни состояли».

Опытность сердца, просвещенного любовью, мудрость ума, погруженного в сердце, умение пользоваться этой мудростью и опытом применительно к конкретным людям и обстоятельствам привлекали к нему тысячи людей - аристократов и крестьян, богатых и бедных, образованных и неграмотных,- шедших со своими бедами и немощами. Он принимал все в свое сердце и всеми силами старался помочь каждому, кто к нему обращался. Часто люди, приходившие к нему с разбитой, искалеченной душой, выходили от него совершенно другими – окрыленными, воскресшими, верующими. После знакомства и общения со старцем Амвросием многие, потерявшие веру, вновь обретали ее. Он был способен принять в себя все немощи и скорби другого человека и согреть его и утешить, вывести к новой, чистой и радостной жизни. Познав на личном опыте спасительность смирения, преподобный Амвросий стремился научить этому и своих духовных детей: «Бог посещает Своею милостью только смиренных».

На самый насущный вопрос каждого человека, как жить, чтобы спастись, Старец давал такие шутливые ответы:

«Нужно жить – не тужить, никого не обижать, никому не досаждать, и всем мое почтение». «Не тужить» - значит не придавать слишком большого значения своим скорбям и неудачам, больше устремляться духом к Богу, и тогда будешь спокойнее относиться ко всем земным невзгодам, мирясь и смиряясь с ними. «Не осуждать, не досаждать» - это самые наши распространенные грехи, часто нами уже и за грехи не считаются, но они одни способны погубить душу, об этом надо помнить и не совершать их. «Всем мое почтение» - значит, ко всем относиться с почтением, а себя смирять. Смирение – основа духовной жизни, начало всего доброго в душе, без него душе не спастись.

 «Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно».

 «Мы должны жить на земле так, как колесо вертится: чуть только одной точкой касаться земли, а остальными непременно стремиться вверх; а мы как заляжем на землю, так и встать не можем».

«Скука унынию внука, а лени дочь. Чтобы отогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись; тогда и скука пройдет. А если к сему терпения и смирения прибавишь, то от многих зол себя избавишь».

«Отчего человек бывает плох? – Оттого, что забывает, что над ним Бог». «Где просто, там Ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного».

С первого взгляда простые и шутливые слова, но какой глубокий смысл содержится в них. Когда ему кто-то сказал: «Вы, батюшка, очень просто говорите», – Старец улыбнулся: «Да я двадцать лет этой простоты у Бога просил».

0710 02 Его духовные советы необыкновенно ценны для каждого верующего человека.

Преподобный Амвросий Оптинский предлагал обращающимся к нему в самых различных скорбях и напастях особые краткие молитвенные правила, посильные для каждого христианина. Старец по своему опыту знал, как действуют эти молитвы, как укрепляют ослабевший дух человека, как разоряются вражьи наветы, если эти молитвы читать с верой и упованием на всемогущую помощь Божию.

Из писем Преподобного Амвросия Оптинского: «Надейся на милость и помощь Божию и веруй, что силен Господь избавить тебя от всех козней человеческих и вражеских. Сказано в псалмах: "Господь разоряет советы языков и отметает мысли людей; совет же Господень пребывает во век ".

Преподобный Амвросий по данной ему благодати Божией исцелял множество больных и страждущих. Дар исцеления преподобный скрывал, посылая больных к известным чудотворным источникам и святыням. К его молитвенной помощи и заступничеству прибегаем мы и сегодня: у мощей Старца происходят чудеса, люди исцеляются от многих, порой неизлечимых болезней.

Среди посетителей Старца были люди разных сословий, были и представители интеллигенции – знаменитые писатели, философы, ученые. Лев Николаевич Толстой впервые побывал в Оптиной Пустыни в 1877 году; писателю довелось беседовать со старцем Амвросием, который произвел на него сильное впечатление. «Этот отец Амвросий совсем святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко стало и отрадно у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость Бога» - так отозвался Лев Толстой о Старце. Как-то после почти часовой беседы с Толстым, который уже был знаменитый на всю Россию писатель, и в тоже время переживал тяжелейший духовный кризис, создавал учение, которое отвергало главные истины христианства и саму Церковь, отец Амвросий произнес только два слова: «Горд очень!».

Другим знаменитым посетителем, собеседником и почитателем преподобного Амвросия был Федор Михайлович Достоевский, побывавший в Оптиной летом 1878 года. Его впечатления от Оптиной Пустыни и бесед со Старцем отразились в романе «Братья Карамазовы». О Достоевском отец Амвросий сказал: «Этот кающийся».

Большое влияние оказал преподобный Амвросий и на Константина Николаевича Леонтьева – замечательного писателя, философа, публициста. В его произведениях, письмах, воспоминаниях сохранились описания Оптиной Пустыни, скита, свидетельства о Старце. Об отце Амвросии Леонтьев писал, что он «скорее весел и шутлив, чем угрюм и серьезен, весьма тверд и строг иногда, но чрезвычайно благотворителен, жалостлив и добр».

В 1888 году Оптину Пустынь посетил будущий русский публицист и религиозный писатель Евгений Николаевич Погожев (литературный псевдоним Евгений Поселянин), где старец Амвросий благословил его писать "в защиту веры, Церкви и народности". Позже Евгений Николаевич с сердечной теплотой писал о своем наставнике и духовном отце: "Какое чудо души переживалось, когда вы станете пред этим человеком, сразу согретый, просветленный шедшими от него лучами благодати". В «Летописи Скита Оптиной Пустыни», составленной в 1900 году рясофорным монахом Павлом Плиханковым (будущим старцем Варсонофием), есть такая запись о Евгении Поселянине: «…Евгений Погожев был одним из преданнейших духовных сыновей Старца Амвросия и поместил в Душеполезном Чтении за 1892–1895 годы несколько статей о жизни Старца…».

ОПТИНСКИЙ СТАРЕЦ АМВРОСИЙ
(из книги Евгения Поселянина «Русские подвижники 19-го века»)

0710 03 «К числу оптинских незабвенных подвижников, столько сделавших для нравственного воспитания русского народа, принадлежит отец Амвросий, старец иеросхимонах, почивший 10 октября 1891 года.

Казалось, что в отце Амвросии разом воплотились все лучшие стороны потрудившихся до него старцев. Во всяком случае, он был таким удивительным, светозарным явлением, в его образе было столько обаятельной силы, что достаточно было только увидеть его, чтобы испытать невыразимое счастье. Память отца Амвросия не исчезнет. Он как бы жив для тех, кто его знал, и эти рассказы о нем, удивление той безграничной любви, которая жила в нем и грела страдающее человечество, это светлое впечатление праведного человека перейдет от отцов к детям, из поколения в поколение. Дорога Оптина всем, знавшим старца. Сколько она вызывает сердечных, благодарных воспоминаний...

Отец Амвросий родился 21 ноября 1812 года в Липецком уезде, Тамбовской губернии, в многочисленной семье сельского дьячка. В тот день праздновали храмовой праздник в селе, и вокруг дома, где родился мальчик, было много съехавшихся к празднику крестьян. Отец Амвросий говаривал: "Как я на народ родился, так все на народе и живу". Мальчик отличался чрезвычайною живостью нрава и сметливостью. Пройдя Липецкое духовное училище, он поступил в Тамбовскую семинарию. Товарищи его рассказывали впоследствии о его способностях. - Бывало, сидишь за уроками, зубришь, а он все бегает. А отвечать станет - точно по книге читает!

По окончании курса в семинарии Александр Михайлович Гренков (таково было мирское имя о. Амвросия) был некоторое время учителем в частном доме, а затем преподавателем Липецкого духовного училища. Удивительно сметливый и наблюдательный, чрезвычайно разговорчивый, он близко познакомился с бытом разных слоев общества, и это впоследствии много помогло ему в его деятельности Старца. Между тем в Гренкове начинался перелом. Он стал уединяться. Замечали, что он по ночам ходит молиться в сад, а потом, чтобы еще более скрывать свою молитву, он уходил на чердак. Он стал задумываться о суетности всего земного, о посвящении себя всецело тому, что одно не проходит, но вечно. Монашеская келия рисовалась уже его воображению. Среди таких мыслей он тяжко заболел и во время болезни дал обет идти в монахи, если выздоровеет. Но, оправившись, он медлил исполнением своего обещания и тогда снова заболел. Тогда он твердо решился проститься с миром и, выздоровев, пошел за советом к старцу Илариону Троекуровскому. О. Иларион указал ему на Оптину пустынь, промолвив при этом: "Ступай в Оптину и будешь опытным". Никому больше не открыл Александр Михайлович своего намерения и тайно ушел из Липецка в Оптину, не испросив разрешения епархиального начальства. Уже из Оптиной он написал Тамбовскому архиерею, объясняя ему чистосердечно: он опасался, что уговоры родных и знакомых поколеблют его решимость, и потому решил уйти тайно. В Оптиной о. Амвросия приняли в скит и дали послушание на кухне. Потом он был взят в келейники к о. Макарию и стал ближайшим его учеником. Как человек ученый, о. Амвросий принял большое участие в важном деле, предпринятом о. Макарием: перевод на русский язык и издание творений древних великих пустынножителей о монашеской жизни. Незаметно вырабатывалась в о. Амвросии та высота духа, та сила любви, которую он посвятил на помощь людскому горю и страданию, когда сделался старцем. Уже с самого поступления в скит выделялся он своею приветливостью. Тихо, без потрясения по смерти о. Макария паства его перешла к о. Амвросию. Началась нескончаемая страда.

Отец Амвросий, каким стали знать его в народе, был одним из тех Оптинских старцев, к которым всякий мог прийти в душевной тягости или жизненной беде и требовал помощи. Шли к нему люди, прослышав о его мудрости, о его святости, а больше всего о той великой доброте, с какою он принимал всякого.

Любить ближних так, чтобы желать им всякого счастья, благословляемого Богом, и стараться доставить им это счастье - было его жизнью и его дыханием. И в этом потоке любви, который обливал всякого, приходившего к отцу Амвросию, была такая сила, что она чувствовалась без слов, без действий. К отцу Амвросию довольно было подойти, чтобы почувствовать, как сильно он любит, и, вместе с этим, в ответ на его чувство открывалось сердце приходившего, рождалось полное доверие и самая тесная близость. Каким образом возникали такие отношения - это тайна отца Амвросия.

Таким образом, с разных концов к отцу Амвросию сходились люди и передавали свои скорби. Он слушал, сидя или полулежа на своей низенькой кроватке, все понимал еще лучше, чем тот, кто рассказывал, и начинал говорить, что все это значит и как тут быть. Собеседник знал, что в эти минуты старец весь вошел в его жизнь и заботится о нем больше, чем он сам. А могло быть так потому, что свое собственное существо отец Амвросий позабыл, оставил, стряхнул с себя, отрекся от него и на место этого изгнанного "я" поставил своего ближнего и перенес на него, но в сильнейшей степени, всю ту нежность, которую люди тратят на себя.

У отца Амвросия можно было искать разрешения всех вопросов. Ему поверяли как самые заветные тайны внутренней жизни, так и денежные дела, торговые предприятия, всякое жизненное намерение.

Люди, которые не понимали ни старчества, ни отца Амвросия, ни его духовных детей, решались осуждать старца и говорили "Его дело - душа, а не разные предприятия. Тот, кто говорит с ним о таких вещах, не уважает религии".

Но отец Амвросий прекрасно понимал, что там, где умирают с голода, прежде чем толковать о праведности, надо подать хлеба, если он есть. Сам человек высшей духовной жизни, погасивший в себе все собственные требования, он больше, чем кто-либо другой заслужил похвалу Христову за попечение о несчастных: "Я был голоден - вы накормили Меня, жаждал - вы напоили Меня, наг был - вы одели Меня". Он, как умел, служил людям своими сокровищами, а величайшие его сокровища были любовь, мудрость, прозорливость, которыми полны были его советы…

Среди общей холодности и равнодушия, при совершенном нежелании людей видеть и чувствовать дальше собственного существа, многим трудно живется. Нужен человек, к которому бы можно было сносить все, что волнуется в душе, которому бы без утайки можно было открыть все думы и надежды, доверить всякую тайну, чтоб стало легче и счастливее. И нужно, чтоб это чувство было разделенное, чтоб за вежливым словом не слышалось удивления тому, что ищут участия, а чтоб это участие, которого труднее всего добиться в жизни, светило во всяком звуке, во всяком движении. Нужен в жизни сочувственный взор, ласковое слово, нужно сознание, что нас любят и нам верят, нужно то, что в мире самое редкое и самое великое сокровище,- сердце внимательное.

Такое сердце билось в отце Амвросии. И, конечно, такие люди, как он, не могут относиться с презрением ни к чему, что входит в жизнь их ближних.

Мелочей для отца Амвросия не существовало. Он знал, что все в жизни имеет свою цену и свои последствия. Не было ни одного вопроса, на который бы он не ответил с неизменным чувством добра и участия…

Такое совершенное понимание людей, такое умение стать на их точку зрения происходило от той громадной любви, которую носил в себе старец… Любовь, которая одушевляла отца Амвросия, была та, которую заповедал своим ученикам Христос. Она многим отличается от того чувства, которое известно в миру. В ней не менее поэзии, она такая же трогательная, но она шире, чище и не имеет конца.

Главное ее отличие, что она все дает и ничего не просит. В тот час, когда она нужна, она сотворит величайшие подвиги самопожертвования, а потом молча отойдет, как только горе смягчилось, туда, где новое горе. Апостол сказал: "любовь не ищет своего", своего, то есть и того, что принадлежит ей по праву, например, доверия, воспоминания. Так было и со старцем... Он бесконечно любил всякого к нему приходившего, давал ему от себя все, что мог, а о себе не думал. Ему, кажется, и на мысль не приходило, что он делает нечто такое, за что бы можно быть благодарным. Сделав свое дело, наставив человека, он успокаивался. Были люди, которые не слушались его и делали по своей воле: выходило плохо, тогда они возвращались к старцу и говорили "Вы сказали так, а мы сделали иначе. Как теперь быть?" Старец никогда не говорил, что такое недоверие оскорбительно, а жалел их же, что у них так плохо, и давал новый совет…

Любовь отца Амвросия шла неразрывно с его верою. Он твердо, непоколебимо верил в человека, в его божественную душу. Он знал, что в самом сильном искажении человеческом, там, где-то далеко, лежит искра божественного дара, и эту искру чтил отец Амвросий. Как бы ни был грязен тот, кто говорил с ним, уже тем была велика его беседа, что она давала грешнику сознание, что святой старец смотрит на него как на равного, что, поэтому, он не окончательно погиб и может возродиться. Он самым падшим людям подавал надежду, бодрость и веру, что они могут стать на новый путь…

Кто-то справедливо заметил, что едва ли в настоящее время можно найти такой дар рассуждения, какой был у отца Амвросия. Это - способность всякому явлению дать верную оценку, определить его значение, его развитие и дальнейший ход. Рассуждение - драгоценное орудие для разрешения вопросов и внутренней жизни, и внешнего поведения. Основываясь именно на рассуждении, о. Амвросий счел бы гибельным для одних то, что назначал необходимым для других. Этот дар и давал ему ту ширину взглядов, которою он отличался…

Много всегда говорили о прозорливости отца Амвросия. Он старался скрыть от людей этот свой дар и не имел обыкновения предсказывать. Но в тех советах, которые он давал, этот дар обнаруживался во всем своем непостижимом величии. Для него не существовало тайн; он видел все. Незнакомый человек мог прийти к нему и молчать, а он знал его жизнь и его обстоятельства, его душевное состояние и зачем он сюда пришел. Отец Амвросий расспрашивал своих посетителей, но внимательному человеку по тому, как и какие вопросы он ставит, было ясно, что батюшке известно дело. Но иногда, по живости природы, это знание высказывалось, что всегда приводило старца в смущение. Однажды к нему подошел молодой человек из мещан, с рукой на перевязи, и стал жаловаться, что никак не может ее вылечить. У старца был еще один монах и несколько мирян. Не успел тот договорить: "Все болит, шибко болит", как старец его перебил: "И будет болеть, зачем мать обидел? - Но разом смутился и продолжал: - Ты ведешь-то себя хорошо ли, хороший ли ты сын? Не обидел ли?"…

Что особенно влекло к нему - это полная уверенность, что он защитит, а не обидит… Не грозою, а любовью умел батюшка вести людей к исправлению и умел дать веру, что не все потеряно, и можно "одолеть врага". Когда люди, знавшие батюшку, входили к нему со своими скорбями и невзгодами, вдруг становилось легко и свободно. Все как-то прояснялось и делалось невыразимо светло, потому что при свете - тьмы быть не может…

Батюшку нельзя себе представить без участливой улыбки, от которой вдруг становилось как-то весело, тепло и хорошо, без заботливого взора, который говорит, что вот-вот он сейчас для вас придумает и скажет что-нибудь очень хорошее, и без того оживления во всем - в движениях, в горящих глазах, - с которым он вас выслушивает и по которому вы хорошо понимаете, что в эту минуту он весь вами живет, и что вы ему ближе, чем сами себе. От живости батюшки выражение его лица постоянно менялось. То он с лаской глядел на вас, то смеялся с вами одушевленным, молодым смехом, то радостно сочувствовал, если вы были довольны, то тихо склонял голову, если вы рассказывали что-нибудь печальное, то на минуту погружался в размышление, когда вы хотели, чтоб он сказал вам, как поступить, то решительно принимался качать головой, когда он отсоветовал какую-нибудь вещь, то разумно и подробно, глядя на вас, все ли вы понимаете, начинал объяснять, как надо устроить ваше дело. Во все время беседы на вас зорко глядят выразительные черные глаза батюшки. Вы чувствуете, что эти глаза видят вас насквозь, со всем, что в вас дурного и хорошего, и вас радует, что это так и что в вас не может быть для него тайны…

Ничто не может сравниться с тем счастьем, какое испытывали дети отца Амвросия при свидании с ним после долгой разлуки. Это одни из тех минут, которых описать нельзя, а нужно пережить. После дней, проведенных с батюшкою, в мир возвращались подкрепленными и просветленными, а главное, все становилось ясно и просто. При свете правды Христовой, которою жил и которую проповедовал отец Амвросий, - нет уже сомнений, и жизнь вся понятна, все ухищрения разбиваются и пропадают сами собой. "Живи попроще, живи попроще", то есть живи по-Божьи, было одним из любимых советов старца…

В последние годы о. Амвросий заказал иконописцу изображение Богоматери, которое назвал «Спорительница хлебов» и которое представляет Богоматерь в облаках, благословляющую снопы на сжатом поле. Он установил праздновать этой иконе 15 октября, и это был день его похорон….

0710 04 Счастливая страна, где являются такие люди! Дивное, дорогое имя «отец Амвросий».

Его праведный образ, глубокая мудрость, вдумчивый прозорливый взгляд на всю жизнь и на отдельные существования людей, бесконечная сила сочувствия и сожаления, милующее и греющее сострадание в невыразимом обаянии пронесли это имя среди тех, кому нужны были теплое сердце и духовная подмога.

В наш сухой и холодный век он был ярким воплощением заповеди о всепрощающей, безграничной любви, в наш слабый век греха и отчаяния был подвижник пред Богом за русскую землю».

Дни памяти

24 октября – Собор всех святых, в Оптиной пустыни просиявших
23 октября – Преставление
23 сентября – Собор Липецких святых
10 августа – Собор Тамбовских святых
10 июля – Обре́тение мощей

Преподобному Амвросию Оптинскому

Тропарь, глас 5

Я́ко к целе́бному исто́чнику/ притека́ем к тебе́, Амвро́сие, о́тче наш./ Ты бо на путь спасе́ния нас ве́рно наставля́еши,/ моли́твами от бед и напа́стей охраня́еши,/ в те́лесных и душе́вных ско́рбех утеша́еши,/ па́че же смире́нию, терпе́нию и любви́ науча́еши./ Моли́ Человеколю́бца Христа́/ и Засту́пницу усе́рдную// спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак, глас 2

Заве́т Пастыренача́льника испо́лнив/ ста́рчества благода́ть насле́довал еси́,/ боле́знуя се́рдцем о всех, с ве́рою притека́ющих к тебе́,/ те́мже и мы, ча́да твоя́, с любо́вию вопие́м ти:/ о́тче святы́й Амвро́сие,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Величание

Ублажа́ем тя, преподо́бне о́тче Амвро́сие, и чтим святу́ю па́мять твою́, наста́вниче мона́хов и собесе́дниче а́нгелов.

Молитва

О, вели́кий ста́рче и уго́дниче Бо́жий, преподо́бне о́тче наш Амвро́сие, О́птинская похвало́ и всея Руси́ учи́телю благоче́стия! Сла́вим твое́ во Христе́ смире́нное житие́, и́мже Бог превознесе́ и́мя твое́ еще́ на земли́ тебе́ су́ща, наипа́че же увенча́ тя Небе́сною че́стию по отше́ствии твое́м в черто́г сла́вы ве́чныя. Приими́ ны́не моле́ние нас, недосто́йных чад твои́х, чту́щих тя и призыва́ющих и́мя твое́ свято́е. Изба́ви нас твои́м предста́тельством пред Престо́лом Бо́жиим от всех ско́рбных обстоя́ний, душе́вных и теле́сных неду́гов, злых напа́стей, тлетво́рных и лука́вых искуше́ний. Низпосли́ оте́честву на́шему от Великодарови́таго Бо́га мир, тишину́ и благоде́нствие. Бу́ди непрело́жный покрови́тель Святы́я оби́тели сия́, в не́йже в преуспе́янии сам подвиза́лся еси́ и угоди́л еси́ все́ми в Тро́ице сла́вимому Бо́гу на́шему. Ему́ же подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние, Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Акафист преподобному Амвросию Оптинскому

999
руб.
logo11
Лого — квадрат
ХРАМ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
В ЛОСИНООСТРОВСКОЙ
Русская Православная Церковь Московская городская епархия
г. Москва, Анадырский проезд, вл. 8
Ищите нас в соцсетях:
Хочу помочь
Скрытое поле:
это поле обязательно для заполнения
Строка ввода:*
это поле обязательно для заполнения
Телефон:*
это поле обязательно для заполнения
Область ввода:*
Спасибо! Форма отправлена