Главная \ Еженедельная приходская стенгазета \ 12 мая. Преподобного Нектария Оптинского (1928)

12 мая. Преподобного Нектария Оптинского (1928)

← Предыдущая Следующая →
12 мая. Преподобного Нектария Оптинского (1928)

12 мая. Преподобного Нектария Оптинского (1928)

Преподобный Оптинский старец Некктарий, в святом крещении Николай,в горде Ельце Воронежской губернии. Родители его, Василий и Елена Тихоновы, были были глубоко верующие и благочестивые люди. Отец работал на мельнице, мать была наемной работницой. Семья очень бедствовала. Мальчика крестили в Елецкой церкви Преподобного Сергия Радонежского. Крестных его звали Николай и Матрона.

Когда мальчик достиг отроческого возраста, отошел ко Господу его отец, перед кончиной благословив сына иконой Святителя Николая. С этой иконой преподобный не расставался всю жизнь. Кроме Николая, на руках матери оставалось еще несколько младших детей, которые вскоре поумирали от голода и болезней.

Кроткий, тихий, боголюбивый отрок был утешением матери. Она внушала ему светлые и добрые чувства, воспитывала сына в страхе Божием и молитве.

Из раннего детства преподобного Нектария известен один случай. Когда Николай еще не умел ходить, играл он как-то с котенком, а глаза у того ярко светились. Мальчик схватил иголку и хотел проколоть глаз котенку, чтобы посмотреть, что там светится. Но мать успела предупредить его: „Вот как выколешь глаз кошке, сам потом без глаза останешься. Боже тебя сохрани!".

Через много лет, уже монахом, Старец вспомнил этот случай. Подошел он однажды к скитскому колодцу, где был подвешен ковш с заостренной рукояткой, а другой монах, не заметив Батюшки, ковш поднял так, что острие пришлось прямо против его глаза, и лишь в последнее мгновение преподобному Нектарию удалось уклониться от острия. Впоследствии он говорил: „Если бы я тогда кошке выколол глаз, и я был бы сейчас без глаза. Видно, всему этому надо было случиться, чтобы напомнить моему недостоинству, что все в жизни от колыбели до могилы находится у Бога на самом строгом учете". Вскоре после этого рукоять у черпака наполовину срезали...

старцы оптинские

С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшго приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.                                                                                                                       

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину к старцу Илариону. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Здесь Промыслом Божиим он обрел свое истинное назначение. Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим (Иер.10,23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, а тот отправил его к преподобному Амвросию. В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее он навсегда остался в Оптинском Скиту. Так промышлением Божиим боголюбивый юноша обрел свое истинное назначение, ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим (Иер. 10, 23).                                                                                                                                                           Первое послушание, которое дали Николаю, уход за цветами; потом назначили его на пономарское послушание. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители. Утреня в Скиту начиналась около часа ночи, а он должен был первым прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению. По,ночам молодой послушник читал или молился в своей келлии и постоянно ходил с красными, опухшими глазами. А святой Амвросий пророчески говорил: „Подождите, Николка проспится - всем пригодится. Так Преподобный предсказывал его будущее старческое служение.

Когда Николай был на пономарском послушании, его поселили в келлию, дверь которой выходила в церковь. В этой келлии он прожил двадцать пять лет почти безвыходно, не разговаривая ни с кем из монахов. Только сбегает к Старцу и к своему духовнику и назад. Старец Нектарий вспоминал: „Через год после поступления в Скит батюшка отец Амвросий благословил меня обращаться как к духовному отцу к начальнику Скита иеромонаху Анатолию, что и продолжалось до самой кончины последнего в 1894 году“.

Спустя годы старец Нектарий говорил о своем духовном отце: „Я к нему двадцать лет относился и был самым последним сыном и учеником, о чем и сейчас плачу. К старцу же Амвросию я обращался в редких и исключительных случаях. При всем этом я питал к нему великую любовь и веру“. Преподобные отцы вели послушника Николая строго, истинно монашеским путем. Провидя в юноше своего достойного преемника, прикрывая свою святую любовь к нему полу юродством и шутками, обучали его высшей и спасительной добродетели - смирению.

старцы оптинские

Случалось, придет он к батюшке Амвросию, а тот скажет: „Ты чего без дела ходишь? Сидел бы в своей келлии и молился. Идет Николай к духовному отцу своему батюшке Анатолию, а он: „Ты чего без дела шатаешься, празднословить пришел?" Уйдет Николай в свою келлию, упадет пред образом Спасителя на колени и всю ночь плачет: „Господи! Какой же я великий грешник, если и старцы меня не принимают!"

Впоследствии, наставляя уже своих духовных чад, преподобный Нектарий говорил: „Вот некоторые ропщут на старца, что он в положение не входит, не принимает, а на себя не обернутся, не подумают: „А не грешны ли мы? Может быть, старец меня не принимает потому, что ждет моего покаяния, испытывает меня?"

Преподобный Нектарий всегда очень высоко ставил старческое руководство, повторяя слова преподобного Анатолия: „Там, где есть вера и любовь к старцу, возникает вера и любовь старца к своему духовному сыну". Он говорил, что старец и его действия не подлежат суду учеников. Его указания должны приниматься без всяких рассуждений. Рассказывал, как явился ему во сне отец Анатолий (еще при жизни своей) и грозно сказал: „Никто не имеет права обсуждать поступки старцев, руководствуясь своим недомыслием и дерзостью. Старец за свои действия дает отчет только Богу, значения их мы не постигаем".

Уже в годы первых послушаний Николай не раз испытывал проявление к нему любви старцев, их благодатной помощи. Так, года через два по поступлении его в Скит вышло распоряжение властей о высылке из обители всех послушников, подлежащих военному призыву. „И мне, рассказывал позже отец Нектарий, вместе с другими объявили о высылке из Скита. Но, к счастью моему, по святым молитвам старца Амвросия опасность эта миновала. Пришел он к Старцу благодарить за молитвенную помощь, а тот отвечает: „Если будешь жить по-монашески, то и на будущее время никто тебя не потревожит". Так и случилось.

старцы оптинские

3 апреля 1876 года Николай был пострижен в рясофор, а 14 марта 1887 года, пройдя более чем десятилет¬ний искус послушания, в мантию. При монашеском постриге ему дано было имя Нектарий, в честь препо¬добного Нектария Киево-Печерского.

Принятие ангельского образа было для него великой радостью. Уже в старости Преподобный вспоминал: „Целый год после этого я словно крылышки за плечоми чувствовал". Монашество преподобный Нектарий ставил очень высоко. Оптинскому монаху отцу Георгию говорил: „У тебя должно быть три страха: первый страх - отречения от монашества бояться; второй страх - начальства бояться; третий - молодости своей бояться. Какого же страха тебе надо больше всего бояться? Я заповедую тебе монашество больше всего хранить. Если тебе револьвер приставят, и то монашества не отрекайся!"

Получив мантию, преподобный Нектарий почти совсем перестал выходить из своей келлии, не говоря уже об ограде Скита. Несколько лет даже окна его келлии были заклеены синей бумагой. Впоследствии он любил повторять: „Для монаха только два выхода из келлии - в храм и в могилу".

В своем полузатворе старец Нектарий неустанно молился и пребывал в постоянном покаянии. В старости об этих годах иноческого подвига он со смирением говорил: „Сидел я в своей келлии и каялся, а потом еще тридцать лет отмаливал свои грехи".

И в начале своего пребывания в Скиту, и будучи опытным духовным наставником, преподобный Нектарий со смирением говорил о себе: „Я в новоначалии, я учусь... Я наистарейший в обители летами, а наименьший по добродетели". И еще: „Я мравий, ползаю по земле и вижу все выбоины и ямы, а братия очень высоко, до облаков подымается".

Любимая поговорка его была: „Всюду нужно терпение и смирение". В смирении видел Старец начало и основу духовного пути.

Уже будучи монахом, пришел как-то к старцу Амвросию, а тот спрашивает:

-          Как живешь, как храмину свою воздвигаешь духовную?

-          Одно горе, - отвечает, - кирпич заложишь, а два вытащишь, камень вмажешь, а три вывалятся. Какая это постройка, мусор один. Впору плакать.

И тогда преподобный старец Амвросий рассказал отцу Нектарию про барыню, во время болезни которой челядь весь мусор вываливала в кучу посреди двора. Когда же хозяйка выздоровела и велела кучу разобрать, то выяснилось, что почти ничего выбрасывать и не надо - все пригодилось.

-          Видишь, братец, - утешал Старец, - и тебе о твоем мусоре нечего отчаиваться. Посмотришь на тебя - мусор мусором, а начнешь тебя разбирать, тоже что-нибудь гожее отберется.

В эти годы преподобный Нектарий много читал и учился по благословению старцев, которые провидели будущее предназначение своего духовного подопечного - приводить к вере и истине ищущую интеллигенцию. Читал не только святоотеческую и духовную литературу, но и книги светских авторов, занимался историей, географией, изучал французский язык, латынь и приобрел столь обширные знания, что позже, выйдя из затвора на общественное служение, свободно беседовал на любые темы с учеными, писателями, художниками.

Однажды пришли к Батюшке семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. И Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы ученость не мешала благочестию, а благочестие-учености. При этом уточнил, что науки приближают человека к истинному знанию, но глубина его не поддается разуму человека.

Одна духовная дочь преподобного Нектария говорила подруге в его приемной: „Не знаю, может быть, образование вообще не нужно и от этого только вред? Как его совместить с православием?" Старец, выйдя из своей келлии, возразил: „Ко мне однажды пришел че¬ловек, который никак не мог поверить, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда ученость!".

В беседах о литературе всегда уточнял: „Заниматься литературой и искусством можно, как всяким делом, но все это надо делать как бы пред взором Божиим". И добавлял: „Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания". Он учил прежде всего пристально и внимательно читать Священное Писание. Беседуя, час¬то ссылался на него, приводил примеры, рассказывал всегда подробно, живо, со всеми деталями, как будто сам был участником или очевидцем давних событий Священной истории.

О том, какой духовной высоты и дара прозорливости достиг старец Нектарий уже в те годы, говорит такой случай. Когда преподобный Варсонофий был еще послушником, проходит он как-то мимо домика преподобного Нектария, а тот стоит на своем крылечке и говорит: „Жить тебе осталось ровно двадцать лет“. По слову Старца так и случилось.

старцы оптинские

19 января 1894 года отец Нектарий был рукоположен в сан иеродиакона, а 21 октября 1898 года-в сан иеромонаха.

Позже преподобный Нектарий вспоминал: „Когда меня посвящал в иеромонахи бывший наш владыка Макарий, то он святительским своим оком прозревал мое духовное неустройство и сказал мне по рукоположении моем краткое и сильное слово... Я его до конца дней своих не забуду. „Нектарий, - сказал он мне, - когда ты будешь скорбен и уныл и когда найдет на тебя искушение тяжкое, ты только одно тверди: „Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего иеромонаха Нектария!“ Только всего ведь и сказал мне Владыка, но слово его спасало меня не раз и доселе спасает, ибо оно было сказано со властию".

Пробыв более двадцати лет в уединении и молчании, преподобный Нектарий ослабил свой затвор, начал изредка появляться среди людей. Из великого смирения благодатные дары свои первое время скрывал юродством, на которое имел Божие благословение через старцев. Приняв этот новый подвиг, преподобный смущал некоторых из братии и паломников своим поведением. Он носил яркие кофты поверх подрясника, цветные платки...

Писатель Сергей Нилус, который в 1907-1912 годах жил в Оптиной Пустыни, писал о необычных уроках и наставлениях преподобного Нектария. Как-то у писателя перед исповедью и причастием произошло искушение с отцом настоятелем, которое лишило мира его душу и омрачило душевное состояние. Когда Нилус вернулся домой, то увидел на недавно написанном масляными красками этюде надпись углем: „Туча". Нилус сразу до-гадался, что автором озорства был старец Нектарий. „Это так было похоже на склонность его к некоторому как бы юродству, под которым для меня часто скрыва¬лись назидательные уроки той или иной христианской добродетели", - писал Сергей Александрович. Старец же сидел в уголке террасы и благодушно посмеивался, выжидая, что выйдет из его шутки. Потом подошел к этюду, смахнул рукавом своего подрясника надпись и с улыбкой сказал: „Ну вот, видите, ничего не осталось". - „Ничего не осталось и в сердце моем от утренней сму-ты,-вспоминал писатель,-несомненно у друга нашего есть второе зрение, которым он видит то, что скрыто от глаз обыкновенного человека" 

старцы оптинские

В эти годы преподобный Нектарий редко наставлял прямо, чаще через притчи и разные истории. Ответит на вопрос и при этом скажет: „Какие мысли у человека, который утром скорбен, а вечером уныл?" - и обличит себя в недостоинстве и худоумии.

Когда в 1912 году Оптинская братия собралась, чтобы избрать старца, отец Нектарий не пришел, ссылаясь на свое недостоинство. Сначала старчество предложили архимандриту Агапиту, жившему в Оптиной на покое, но тот уклонился и указал на отца Нектария. „Нет, отцы и братия, - отказывался преподобный Нектарий,-я скудоумен и такой тяготы понести не могу". Тогда отец Архимандрит сказал: „Отец Нектарий, приими послушание!" и Преподобный беспрекословно согласился.

Так за послушание преподобный Нектарий принял великий крест старчества - пророческое служение народу в тяжелейшие для России годы. Уже тогда Господь открыл ему все грядущие, последовавшие вскоре страшные события: революцию, закрытие Оптиной, арест и смерть его на чужбине.

Немногим в то время открывался пророческий смысл поступков богоносного Старца. Вот накинет халатик и ходит, сверкая босыми пятками, а в 20-е годы так ходили студенты, курсистки, служащие в пальто, накинутом на рваное белье. Или насобирает разного хлама: камешков, стеклышек, бумажек, - сложит в шкафчик и показывает: „Это мой музей!" И действительно, после закрытия Оптиной в Скиту, где жил Старец, был открыт музей. Незадолго до революции преподобный Нектарий стал ходить с красным бантом на груди, предсказывая грядущие события .

Принимал старец Нектарий в домике покойных старцев, преподобных Амвросия и Иосифа, где и сам поселился. Но по великому своему смирению старцем себя не считал, говорил, что посетители приходят не к нему, а к батюшке Амвросию, и добавлял: „Это был небесный человек и земной ангел, а я лишь поддерживаю славу старчества".

В приемной его было тихо и благоговейно, никто не разговаривал. Перед большой иконой „Достойно есть" горела красная лампада и озаряла сосредоточенные лица присутствующих. Он выходил на благословение в шапочке, в фиолетово-малиновой ветхой епитрахили. Двигался медленно и осторожно.“Подобно всем святым, которые хранят в себе благодать Божию и боятся нарушить ее каким бы то ни было неблагоговейным душевным движением, отец Нектарий смотрел все время как бы внутрь себя, предстоя сердцем пред Богом, вспоминал митрополит Вениамин (Федченков), все в поведении Старца производило на меня благоговейное впечатление, как бывает в храме перед святынями, перед иконами, перед исповедью, перед причастием".

старцы оптинские

Внешне Батюшка был невысокого роста, согбенный, с округлым лицом и небольшой клинообразной бородкой. Лицо его как бы не имело возраста-то древнее, суровое, то молодое по живости и выразительности мысли, то младенческое по чистоте и покою. Ходил он легкой, скользящей походкой, как бы мало касаясь земли. Лишь перед самой смертью он передвигался с трудом, ноги распухли, сочились сукровицей - сказались многолетние стояния на молитве.

По воспоминаниям, основными чертами Старца были смирение, кротость, мудрость. Духовных чад своих он особенно приучал к смирению и терпению. Часто наставлял: „Всюду надо терпение, смирение и покаяние “. В смирении видел преподобный Нектарий начало и основу духовного пути. Указывая владыке Вениамину рукой на природу, говорил: „Смотрите, какая красота - солнце, небо, звезды, деревья, цветы... А ведь прежде ничего этого не было. Ничего! И Бог из ничего сотворил такую красоту! Так и человек: когда он искренне придет в сознание того, что он - ничто, тогда Бог начнет творить из него нечто великое. фото 8

старцы оптинские

В Старце была великая духовная проницательность. Когда он беседовал с посетителями, то обычно смотрел куда-то вниз; создавалось впечатление, что он слушает их не ухом, а каким-то другим, внутренним органом восприятия, что ему важны не сами слова, а нечто другое, скрывающееся в их душе, что Старец и старался уловить.

К каждому человеку у Преподобного был свой подход, своя мера. Он часто говорил: „Нельзя требовать от мухи, чтобы она делала дело пчелы. Каждому надо давать по его мерке, нельзя всем одинаково".

Преподобный испытывал сердца приходящих к нему, предлагая им не столько утешение, сколько путь подвига; он ставил человека перед духовными трудностями, не жалея его малой человеческой жалостью, потому что верил в разумение души и великую силу благодати, помогающей ищущему правды.

С некоторыми посетителями Старец много и оживленно беседовал, других оставлял в одиночестве, в тишине „хибарки“ побыть наедине со своими мыслями. Но этот молчаливый прием в овеянной благодатью келлии великих старцев, немногие слова их смиренного преемника, одинокое чтение и размышления оказывали на душу высокое и благодатное действие. Был случай, когда посетил Старца один протоиерей-академик. „Что же я мог ему сказать, ведь он ученый,рассказывал потом отец Нектарий, - я и оставил его одного в батюшкиной келлии. Пусть сам Батюшка его и научит“. Протоиерей же горячо благодарил Старца за его прием, говорил, что, когда остался один, обдумал всю свою прошлую жизнь, многое понял и пережил по-новому в этой тихой старческой келлии.

Каждый, кто приходил к старцу Нектарию, ощущал ту великую силу любви, о которой сам Преподобный сказал однажды: „Чадо мое, мы любим той любовью, которая никогда не изменится. Ваша любовь-одно¬дневка, а наша и сегодня, и завтра, и через тысячу лет все та же“.

На исповеди Старец был очень серьезен, сосредоточен, строг. Но при строгости своей был всегда благостен, никого не ругал, не наказывал, даже когда того ожидали. Казалось, что он всегда заранее знал, что скажут ему. О такой исповеди одна из его чад вспоминала: „Сегодня в первый раз исповедовалась у Батюшки. Вошла самая последняя. Батюшка усадил на диванчик, а сам стоял рядом в епитрахили и поручах. Опять начались разговоры и расспросы. Пересмотрена была вся жизнь, при этом часто не я рассказывала, а сам Батюшка как бы вспоминал некоторые важные события и поступки. Все время была мысль: а вдруг я что-нибудь забуду или не так объясню? Но чем дальше, тем все больше и больше чувствовалось, что Батюшке ничего объяснять не надо, он сам объяснял, почему и отчего то или иное случилось в моей жизни“.

фото 8 (2)

Как-то пришла к нему на исповедь его духовная дочь. Грехи записала, а раскаяния нет. Батюшка встречает ее: „Давай помолимся, - и стал говорить: - „Господи, помилуй!" И такой это был молитвенный вопль, что та вздрогнула. Тогда он поставил ее перед иконами и сам ушел к себе. Она молится, а как голос слабеет, Старец из-за стены произносит: „Господи, помилуй!" Лишь когда она всю греховность свою осознала, он вышел и стал ее исповедовать. „Причащение, вспоминает она, было чудным и торжественным".

Однажды спросили преподобного Нектария, может ли он брать на себя грехи людей, чтобы облегчить их. „Иначе облегчить нельзя, - ответил он. И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней - так много греха и боли принесли к тебе, и прямо не можешь снести их. Тогда по молитве приходит благодать, разметывает эту гору камней как гору сухих листьев. И можешь исповедовать дальше".

Вспоминали, что молился преподобный Нектарий с детской верой и простотой, простирая порой к образам руки. Когда Старец читал „Отче наш", казалось, что Господь тут, совсем рядом со Старцем, и Батюшка к Нему обращается.

Духовных чад своих Преподобный учил постоянству в молитве, считая, что если не сразу исполняется прошение, то это добрый знак от Господа. „Надо продолжать молиться, не унывать, наставлял отец Нектарий, молитва-это капитал: чем дольше лежит, тем больше плода приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно ее принять. Пример надо брать с Иоакима и Анны, они всю жизнь молились и не унывали. И какое Господь послал им утешение!"

„Все испрашивается молитвой, повторял богоносный Старец.Вы еще только подходите к первой ступеньке, не поднимаетесь, а только подходите, а еще надо пройти сквозь дверь и никакими усилиями невозможно в нее войти, если не будет милости Божией, а потому первым делом надо просить: „Милосердия двери, Господи, отверзи ми!" Когда будешь скорбен и уныл и найдет на тебя искушение тяжкое, ты только одно тверди: „Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего!" И скорбь облегчится. На вопрос, как молиться, Старец отвечал: „Молитесь просто: «Господи, даруй мне благодать Твою!» И Господь пронесет мимо вас грозу".

„Есть люди, рассказывал преподобный Нектарий, которые никогда не обращаются к Богу, не молятся. И с ними вдруг случается в душе тоскливость, в голове мятежность, в сердце грусть. И чувствует человек, что в этом бедственном положении другой человек не поможет он его выслушает, но бедствия его не поймет. И тогда человек обращается к Богу и с глубоким вздохом говорит: „Господи, помилуй!" И Господь слышит и сначала человек чуть-чуть ощущает благодать, а потом все больше и больше, и получает облегчение".

Говорил старец Нектарий и о великой силе церковной молитвы, богослужения: „Не надо требовать или искать чудес на земле, у нас есть чудо - Божественная литургия". При подготовке духовных чад к причастию особенно строго требовал, чтобы было прочитано все правило перед Святым Причащением. Рассказывал, как ему явился после смерти своей один Оптинский монах и сказал, что он избавлен от мытарств, так как всегда совершал Литургию в мире со всеми и вычитывал все положенное правило.

„Но главное правило, учил отец Нектарий, это любовь и мир. Вот и вы, обратился он как-то к отцу Сергию (Сидорову), запомните завет батюшки отца Моисея, великого основателя нашей обители: „Люби всех и не смей быть во вражде, когда готовишься приступить ко Святому Таинству, а то причастишься как Иуда“. И еще наставлял: „Вот вам наказ - когда готови¬тесь к причастию, поменьше словесности и побольше молитвенности. Молитвенность же в душе человека возгорается, когда душа воззовет к Богу: „Отец мой и Вождь девства моего!“ Тогда Бог и душе блудницы возвращает девственность, и она становится невестой Христовой“.

Слово Старца всегда имело действенную силу благословение приводило к успеху, ослушание никогда не проходило даром. Так, одна женщина дважды спрашивала преподобного Нектария, как ей жить, он благословил ее идти в монастырь, но она не послушалась; через некоторое время тяжело заболела, ослепла и остаток дней своих провела в богадельне.

Порой Преподобный говорил, казалось, невероятные вещи, но со временем они сбывались, иногда через годы. Монахиням Алексии и Ксении, тогда еще молодым паломницам, он предсказал: „Вот уедете на Святую Землю и у вас будет много деток“. Девушки очень удивились, ибо решили посвятить себя Богу, а не создавать семью. Однако в 1933 году пророчество преподобного Нектария стало сбываться: матушки были уже на Святой Земле, когда привели к ним девочку-сироту (впоследствии мать Иоанну), потом ее двоюродную сестру. Позже владыка Анастасий благословил их взять на воспитание арабских детей. Со временем матушки переехали в Чили, организовали там детский приют. Так сбылось пророчество Старца, имели они „много деток".

Разговаривая как-то с одной петербургской барышней, которая любила шумные компании, развлечения, Преподобный сказал: „Душа ваша мечется, страдает, а вы думаете, что ее можно удовлетворить внешними вещами. Нужно оставить все. Я вижу около вас благодать Божию, вы будете в монастыре“. „Что вы, Батюшка, удивилась она, я-то в монастыре? Да я совсем туда не гожусь, да я не в силах там жить!“ Но вскоре она уехала на Алтай и поступила в монастырь. „Вот как дивно исполнились слова, сказанные Батюшкой, писала потом та посетительница, благодарю Господа, вразумившего меня съездить в этот благодатный уголок Оптину Пустынь".

Преподобный старец Нектарий не только провидел духовным взором своим беды, радости, помышления людей, врачевал не только душевные страсти и недуги, но исцелял и телесные болезни тех, кто обращался к нему за молитвенной помощью.

Приехала к нему женщина просить помолиться о больной дочери, которая много лет страдала неизлечимой болезнью: у нее были приступы слепоты, дурноты и чего-то вроде летаргии. Мать ее возила за границу, показывала лучшим докторам, но безрезультатно. Однако глубоко религиозная мать не теряла надежды на помощь Божию. Вместе с другими богомольцами в приемной дождалась Старца, приняла благословение. Еще ничего не сказала Батюшке, но он вдруг обратился к ней: „Ты пришла молиться о больной дочери, она будет здорова". Вечером, посетив Старца, получила она от него семь пряников и наставление о том, чтобы каждый день дочь съедала по одному, затем причастилась, и будет здорова. Так и случилось. Дочь с верой приняла пряники, на восьмой день причастилась и пошла на поправку.

Раба Божия Татьяна Галицкая по дороге к Старцу простудилась и заболела, не могла разогнуть спину. Превозмогая боль, положила три земных поклона со словами: „Молитвами старца иеромонаха Нектария, Господи, исцели!" После третьего поклона боль прошла, и она полностью исцелилась.

У всех вызывала удивление способность Старца читать запечатанные письма. Протоиерей Василий (Шустин) в своих воспоминаниях свидетельствует, как преподобный Нектарий разбирал письма, не читая их. Одни он откладывал в сторону со словами: „Сюда надо дать ответ, а эти благодарственные, их можно оставить без ответа". Некоторые письма он благословлял, а иные целовал. Одной из посетительниц Преподобный дал прочесть письмо, в котором речь шла о некоем петербургском священнике, при этом сказал: „Он впоследствии будет занимать очень большой пост, ...но получит эту власть вследствие того, что уклонится от истины". Предсказание Старца сбылось, этот священник имел действительно большую власть, но в обновленческой церкви.

старцы оптинские

Наделенный Богом даром пророчества и провидения, преподобный Нектарий часто говорил о тяжелом времени, которое скоро настанет. Задолго до революции Господь открыл ему видение грядущей страшной беды.

Когда одного послушника при Батюшке укоряли за страсть к накоплению книг, Старец это поощрил: „Скоро будет духовный книжный голод, не достанешь духовной книги. Хорошо, что он собирает духовную библиотеку - духовное сокровище. Она очень и очень пригодится“. „Тяжелое время наступает теперь. В мире прошло число шесть и наступает число семь. Наступает век молчания. Молчи, молчи“, говорит Старец, и слезы текут из глаз его. „И вот Государь теперь сам не свой, сколько унижений он терпит. 1918 год будет еще тяжелее: Государь и вся семья будут убиты, замучены...“.

О будущем России богоносный Нектарий предсказывал, что через годы испытаний Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов. Незадолго до революции отец Нектарий говорил С. А. Нилусу: „Пока старчество еще держится в Оптиной, заветы его будут исполняться. Вот когда запечатают старческие „хибарки, повесят замки на их двери, тогда всего ожидать будет можно.

После революции, с окончанием гражданской войны, новая богоборческая власть обрушилась на Христову Церковь. Закрывали монастыри и храмы, ссылали и казнили священнослужителей. В это тяжелое для России и церкви время продолжалось старческое служение преподобного Нектария.

В апреле 1920 года старец Нектарий принял великую схиму, согласно прошению наместника монастыря, преподобного Исаакия, поданного Преосвященному епископу Феофану Калужскому.

В 1922 году мирно отошел ко Господу преподобный старец Анатолий. С этого времени весь поток паломников устремился в келлию преподобного Нектария. Все ужасы революции и гражданской войны, голод, болезни, утраты, которые были почти в каждой семье все это множество скорбей приходилось ежедневно переживать Старцу, сострадая каждому человеку во время исповеди. И только великая Божественная благодать помогала ему нести это тяжкое бремя.

старцы оптинские

По молитвам Преподобного люди, утратившие смысл жизни, выходили из его келлии утешенные, хотя он никому не обе-щал, что беды скоро прекратятся, напротив, говорил, что надо готовиться к еще более тяжелым испытаниям, и наставлял о необходимости терпения и молитвы.

Монахиня Нектария (Концевич) вспоминала, что когда голодные, близкие к отчаянию люди обращались лично или через кого-нибудь к Старцу, то по его молитвам Господь всегда помогал им. Стоило только написать просьбу о чем-либо, как тут же, еще до отправления письма, приходила помощь. Очевидно, по милости Божией душа его слышала все просьбы, обращенные к нему.

Так, Лидия Б. целый год искала работу и не могла найти, отчаялась. Матушка Нектария посоветовала ей помолиться о здравии Старца, и уже через три дня она получила место учительницы в деревне. Одному духовному сыну, который тоже долгое время был без работы, преподобный Нектарий посоветовал зайти к знакомым на Аптекарский остров в Петрограде. Тот пришел и встретил там бухгалтера завода, который предложил ему работу.

С каждым годом положение страны становилось все бедственнее, а подвиг старчества все тяжелее. От непрестанных слез, которые проливал Преподобный перед Господом и Богородицей в своей келлии, у него началось воспаление глаз. Когда он выходил на прием, в руке у него всегда был платок, который он прикладывал к глазам. В 20-е годы он многим являлся в сновидениях плачущим, с платком в руке.

В Вербное Воскресенье 1923 года монастырь был закрыт, а преподобный старец Нектарий арестован, разделив участь многих своих собратьев. В Страстной Четверг он был отправлен в Козельскую тюрьму. Обитель покинул великий Оптинский старец, который провел здесь в подвиге молитвы и служения Господу пятьдесят лет своего земного бытия. Вскоре преподобного Нектария освобождают из тюрьмы с предписанием уехать подальше от Оптиной. Духовная дочь Старца Надежда Павлович по благословению Преподобного везет его на хутор Плохино, недалеко от Козельска. Но вскоре власти потребовали, чтобы Старец покинул Калужскую область, и ему пришлось переехать в село Холмищи Брянской области.

В Холмищах к Старцу потянулся поток людей со всех концов России. Он вновь принимает, утешает, наставляет на путь спасения. Снова светлый и радостный, весь преисполненный благодати. За советами и молитвенной помощью к преподобному Нектарию обращались и простые миряне, и великие святители. Известно, что Святейший Патриарх Тихон советовался через доверенных людей со Старцем. Ни один важный церковный вопрос не решался без благословения преподобного Нектария. Знали, что через него Господь открывает Свою волю. И когда Святейший Патриарх Тихон узнал, что Старец не благословил принимать новый стиль церковного богослужения, он, уповая на всемогущую помощь Божию, решительно отказал осаждавшим его врагам Церкви.

Существует множество свидетельств прозорливости Старца, чудесной помощи людям в эти годы. Приехал к Преподобному молодой московский врач Сергей Александрович Никитин (будущий владыка Стефан) решить вопрос: кем ему работать после окончания института врачом-практиком или посвятить себя науке. Увидев изможденного Старца, едва передвигающего ноги, молодой врач не только не задал вопроса, но и высокомерно подумал: „Что может посоветовать мне, человеку науки, этот дряхлый старикашка?А преподобный Нектарий вдруг оживленно заговорил о том, какого высокого уровня развития достигло человечество перед потопом процветали науки, искусства, ремесла, а тут, представьте себе, какойто дряхлый старикашка Ной строит допотопный Ковчег!Посетитель Старца сгорал от стыда, понимая, что преподобный Нектарий знает его потаенные мысли, и уже не удивился, услышав ответ на незаданный вопрос: „Врач-практик, врач-практик!Владыка Стефан всю жизнь с благодарностью вспоминал Старца, ибо в годы, когда он был арестован и сослан, именно профессия врача-практика была необходима ему, помогла спасти множество людей.

Оптинскому иеромонаху отцу Никону Старец предсказал ссылку на Север, которая вскоре последовала.

Когда возник вопрос, не поискать ли для Старца место с более хорошими условиями жизни, преподобный Нектарий уезжать отказался: „Меня сюда привел Бог. Позже он рассказал, что тогда было ему явление Оптинских старцев, повелевших ему остаться там навсегда.

Несмотря на телесные немощи, преподобный Нектарий продолжал неустанно нести свое высокое духовное служение. В конце 1927 года он стал серьезно недомогать, но продолжал принимать посетителей, отвечать на множество писем.

Кончину свою Старец предвидел. За два месяца до нее он стал давать последние советы духовным чадам, направлять их к тому или иному духовнику.

Незадолго до кончины на вопрос монахини Марии, где его хоронить, Старец не велел погребать его возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось: храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку.

29 апреля/12 мая 1928 года великий молитвенник, преподобный Нектарий тихо и мирно отошел ко Господу. Угас светильник Божий, просвещавший души людей светом Христовой веры и любви в тяжелое и многотрудное время. Исполняя желание Старца, погребли его на местном сельском кладбище.

Обретение святых мощей Оптинского старца иеросхимонаха Нектария и перенесение их в Оптину Пустынь совершилось 3/16 июля 1989 года.

старцы оптинские

Торжественным колокольным звоном встретила Оптина честные останки Старца. Когда процессия с мощами двигалась по обители, все ощущали чудесное благоухание, исходившее от них. Волею Божией преподобный Нектарий вернулся в родную обитель через десятилетия разлуки с ней. Теперь останки богоносного Старца почивают во Введенском соборе монастыря.

старцы оптинские

Как свидетельство того, что богоносный старец Нектарий не оставил нас своими молитвами и после кончины, были явлены посмертные чудеса.

Священник города Белева рассказывал: одна из его прихожанок не могла ходить в храм из-за болезни ног. Врачи лечить ее отказались, ссылаясь на преклонный возраст женщины. Тогда священник передал ей песок с могилы старца Нектария и посоветовал приложить к больным ногам. На другой день старушка сама пришла в храм, благодарила Бога и Старца за исцеление.

Последний соборно избранный Оптинский старец иеросхимонах Нектарий нес крест старческого служения в годы самых тяжелых испытаний для Русской Православной Церкви и страны в годы гонения на христиан, богоборчества, братоубийственных войн, голода, разрухи. Он разделил участь многих своих соотечественников  был сослан, гоним, почил в изгнании.

В своем служении Преподобный брал на себя все беды, горести, лишения людей, бремя их грехов в годы жестоких искушений. Он молился за весь страждущий народ, исцелял людей, укреплял их в вере.

И ныне преподобный отец наш Нектарий в чертогах Небесных в лике святых дерзновенно ходатайствует и о нас, в земном странствии пребывающих, да помилует, очистит и укрепит Господь в вере и благочестии и спасет души наши.

старцы оптинские