Главная \ Приходская стенгазета \ 13 февраля. НЕДЕЛЯ О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ

13 февраля. НЕДЕЛЯ О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ

← Предыдущая Следующая →
13 февраля. НЕДЕЛЯ О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ

«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.
Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.
Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится».

(Лк.18:10–14).

Святейший Патриарх Московский и всея Руси

«Спасение невозможно без переосмысления своей жизни и искреннего раскаяния пред Богом за свои грехи»

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Нынешним воскресным днем мы входим в подготовительные недели к Святому Посту. Таких будет три, и в течение этих недель, еще не вступив в поприще Четыредесятницы, мы направляем свои мысли, свои чувства к тому времени, предваряя дивные дни подготовки к встрече Светлого Христова Воскресения. А эти три недели сопровождаются особыми чтениями из Священного Писания, которые помогают нам понять смысл того, что есть покаяние, ведь именно в покаянии заключается содержание поста.

В обыденном сознании словом «покаяние» покрывается лишь часть заложенного в нем смысла. Покаяние есть в первую очередь перемена — перемена своих мыслей, своих чувств, всего строя своей жизни, и одновременно раскаяние в собственных грехах, потому что без осознания своей греховности никакой перемены быть не может.

Самый яркий признак тяжелого духовного состояния человека — это когда он, подходя к исповеди, говорит: я ни в чем не грешен. И говорит не тщеславясь, не желая произвести впечатление, а будучи абсолютно уверенным в том, что у него грехов нет.

Дело в том, что люди, так мыслящие, понимают под грехами только тягчайшие поступки, которые наказуются Уголовным кодексом или общественным порицанием. На самом деле грехи, которые мы совершаем, чаще всего не порицаются общественностью и тем более не преследуются законодательно. Они остаются за пределами внимания государства и даже вне особой заботы общества, хотя в лучшем случае, в лучших проявлениях своей заботы о гражданах общество не остается безразличным к тому, насколько грех порабощает человеческое сознание.

Пусть светское общество и не оперирует понятием греха, но тяжелое, болезненное состояние души, которое является следствием греха, несомненно проецируется и на жизнь вовне, в том числе на общественную, политическую, культурную жизнь. Общество подвергается опасным влияниям, которые проистекают из греховного сознания и ожесточенного сердца человека, порабощенного грехом.

Подготовительные недели к Великому посту мы должны посвятить в первую очередь внимательному наблюдению за своим внутренним, духовным состоянием. Именно на такое отношение к самим себе нас настраивают евангельские чтения в эти дни.

Вот и сегодня мы слышали чтение о мытаре и фарисее (Лк. 18:10-14). Оба пришли в храм. Фарисей — человек благочестивый, относившийся к особому разряду людей в тогдашнем Израиле, которые неукоснительно посещали храм и исполняли все, даже мельчайшие, предписания закона. Конечно, в сознании фарисея он отличался от тех, кто не исполнял всех предписаний, кто не соблюдал закон. И вот, войдя в храм помолиться, фарисей увидел стоящего поодаль мытаря. А кем был мытарь? Это человек, презираемый израильским обществом как коллаборант, как тот, кто служил поработителям, причем самым чувствительным для соотечественников образом, собирая подати в пользу римских оккупантов. Конечно, на сборщика податей смотрели как на отщепенца, идущего против своего народа, а значит, и против ветхозаветного закона, духовного и Божественного, которым управлялась жизнь Израиля.

И вот, взирая на мытаря, фарисей, исполнявший все предписания закона, говорит: «благодарю Тебя, Господи, за то, что я исполняю все, что Ты требуешь», перечисляет, как он дает десятины от того, что производит его хозяйство, как он старается исполнять закон, и, наконец, благодарит Бога за то, что он не такой, как этот мытарь, символ греха, презираемая личность в среде благочестивых израильтян.

Смысл притчи заключается в том, что мытарь, как говорит слово Божие, вышел из храма более оправданным, чем фарисей. Нужно обратить внимание на эти слова. Фарисей не вышел осужденным — ведь он действительно старается жить по закону, исполняя все предписания. И Господь не осудил фарисея — в Евангелии мы читаем лишь о том, что мытарь вышел более оправданным. Почему? Да потому что мытарь каялся в своих грехах.

Осознание греха — это уже величайшая ценность. Если человек сознает свое несовершенство и свой грех, он уже делает шаги на пути к спасению.

Потому мы и читаем рассказ о мытаре в преддверии Великого поста — с тем чтобы понять, насколько же важно покаяние. Мы знаем, как непросто сегодня соблюдать все церковные предписания, и я хотел бы поддержать тех, кто стремится их исполнять. Но если нет возможности жить строго по церковному уставу в течение Великого поста, то нужно помнить: единственная возможность оправдаться пред Богом — это повторять за мытарем удивительные слова: «Боже, будь милостив ко мне, грешному».

В полной мере сознавая свою греховность, мытарь искренне, от всего сердца просит Бога его простить, быть к нему милостивым. Образ кающегося грешника, мытаря, который вышел из храма более оправданным, чем исполнявший предписания религиозного закона фарисей, должен пробудить в нас надежду.

Если мы в течение Святой Четыредесятницы сумеем по-настоящему раскаяться в своих грехах, то, может быть, по милости Божией будем так же оправданы, как мытарь, который, по его собственному мнению и, конечно, по мнению окружавших его людей не имел никаких оснований для оправдания Богом. Но милостивый Господь Сердцеведец узрел в словах кающегося мытаря такую силу раскаяния, что вывел его из храма оправданным более, чем благочестивый фарисей.

Да поможет Господь всем нам, вступая в Святую Четыредесятницу, подготавливаясь к дням Святого Поста, думать в первую очередь о покаянии, о великом воздействии на человеческую душу искреннего раскаяния пред Богом в своих грехах, без которого не может быть никакого спасения и не может быть подлинного совершенствования человеческой личности.

Как это ни странно звучит для людей современных, очень часто гордых, надменных, опирающихся на свои знания, на свои материальные возможности, привыкших смотреть сверху вниз на окружающих, — нужно помнить и великим и малым, и богатым и бедным, и сильным и слабым, что подлинное спасение, а значит, и подлинное счастье невозможно без переосмысления своей жизни и без искреннего раскаяния пред Богом за свои грехи. Аминь.

(Проповедь в Неделю о мытаре и фарисее.
 Александро-Невском скиту близ Переделкина
21 февраля 2021 года)

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)
Слово в Неделю о мытаре и фарисее

Святые отцы заповедали нам весьма важное и спасительное правило, которое вряд ли все вы исполняете.

Правило состоит в том, чтобы каждый вечер перед тем, как спать ложиться, на короткое время присесть и обдумать все то, что было в этот день: все свои дела, поступки, мысли, все свое поведение, все слова свои, и вникнуть, не было ли чего злого и дурного сделано в этот день.

А если найдете злое и дурное, то кайтесь. Весьма важно это правило по той причине, что если привыкнем каждый вечер вспоминать, что делали в течение дня, что говорили и думали, если будем находить все дурное, то неприятно нам будет, стыдно; и постепенно исправимся, привыкнем не делать того, что сделали и что заметили.

А если так, то вскоре отстанем от своих дурных дел и дурных привычек и научимся не только перед сном следить, что дурного сделали, но и в течение всего дня научимся следить за собою, за каждым шагом своим, за каждым словом; а следить за собою крайне необходимо, чтобы остерегаться творить зло и стараться творить добро.

Вот почему так важно это правило. Но даже те, которые постоянно исполняют его, часто остаются неоправданными пред Богом, потому что, припоминая, что сделали в истекший день, сплошь и рядом оставляют без внимания, не замечают самого главного, самого важного.

Господь наш Иисус Христос сказал нам: "Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?” (Мф. 7, 3).

Когда в первый раз читаем или слышим эти слова, то кажется нам странным: что такое, как возможно не заметить бревна в глазу своем? Ведь бревно причиняет беспокойство, боль, страдание. А оказывается можно, и весьма можно, ибо все слова Христовы истинны, истинно и это слово Его.

Бревна в глазу своем сплошь и рядом не замечаем: самого важного, самого дурного, что омрачает жизнь нашу, за что дадим тяжкий ответ пред Богом.

С нами бывает то, что было с фарисеем, который в храме Божием молился вместе с мытарем, молился молитвой, неугодной Богу: его молитва состояла в перечислении всех его добродетелей, всех заслуг пред Богом и благодарении за них. Похваляясь так пред Богом, он еще и осуждал грешного мытаря. Он считал себя праведным, но не замечал бревна в глазу своем, не замечал того, в чем обличил так сурово Господь Иисус Христос книжников и фарисеев такими словами: "Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру" (Мф. 23, 23). Он этого не замечал, не думал о том, что оставил суд, милость и веру, думал о своей обрядовой праведности, и молитва его не была принята Богом.

Вот подобными этому гордому фарисею бываем нередко и мы, когда не замечаем самого важного, что омрачает жизнь нашу, самых крупных из всех грехов своих, которыми прогневляем Бога. Мы часто не замечаем, что общее направление нашей жизни совсем не таково, как должно быть по заповедям Христовым.

Мы думаем, что если соблюдаем обряды церковные, если часто ходим в церковь и ставим свечи, то все благополучно, и не замечаем, что жизнь наша построена не по заповедям Христовым, не замечаем, что работаем не духу, а плоти, не замечаем того, что все стремления наши направлены к благополучию и приятности жизни, не замечаем того, что мы не духовны, а душевны.

Не замечаем мы главных грехов наших: глубоко лживые, непрестанно лгущие не замечают этого за собой; привыкшие к блуду считают этот позорный грех неважным, сребролюбцы продолжают предаваться этой страсти; тщеславные и гордые, превозносящиеся над ближними своими и осуждающие их, не замечают смертных грехов осуждения и гордости.

Почему так, как это возможно, почему не чувствуем бревна в глазу своем, а замечаем только сучки и при том больше сучки в глазах ближних наших, чем в собственном глазу? Как можно не замечать самых тяжких грехов своих? А это бывает, очень часто бывает: когда часто грешим, привыкаем к этому греху.

Вот если каждый вечер не ловить себя на дурном, привыкнем постепенно не замечать наших грехов, склонности ко лжи, к осуждению, к похоти блудной, а когда не будем замечать этого, тогда грех обратится в привычку, и перестанем замечать его, потому что вообще не замечаем ничего обыкновенного, ничего привычного.

Наше внимание останавливает только то, что необычно, что ярко бросается в глаза, а то, что видим, что делаем изо дня в день, что входит в привычку, остается незамеченным. Вот так и бывает, что бревна в глазу своем мы не замечаем, и это бывает очень часто. Бывает почти со всеми нами. А это очень страшно.

Бывает и еще хуже: бывает, что не замечаем самого тяжкого греха, отдаляющего нас от Бога.

О чем говорю я? Из книг пророческих, из житий мучеников святых знаем, многократно читали, что Бог непосредственно входил в общение с людьми, что открывал волю Свою пророкам. Прямо как бы беседовал с ними, говорил им о том, что должны были они возвестить миру.

А святым мученикам, когда после несказанных терзаний их бросали в темницу, являлись святые ангелы, укреплявшие их. Нередко являлся им и Сам Христос, благословляя их на предстоящий тяжкий подвиг.

Но не только с пророками, с мучениками говорит непосредственно Сам Бог. Его забота о спасении людей, Его любовь к людям так велики, так безграничны, что не гнушается Он говорить и с отдельными людьми, если они не вполне душевны, а хоть сколько-нибудь духовны, говорит, повелевает и во сне и наяву, открывает волю Свою. О, как это страшно и как велико! Сам Бог ничтожному человеку говорит о том, чего требует и ждет от него. Казалось бы, должны содрогнуться несказанным содроганием, услышав глас Божий, и должны бы, придя в себя, сейчас же горячо стремиться исполнить повеленное Богом.

Но диавол стоит у сердца и нашептывает: это не сейчас надо сделать, а можно сделать позже: теперь условия не благоприятствуют тому, чтобы сделать повеленное. Подожди, подожди, чтобы изменились условия, тогда исполнишь повеление Божие. Если примем в сердце свое этот окаянный совет диавола, то будем откладывать не только со дня на день, но с года на год исполнение повеленного Богом. А это едва ли не тягчайший из всех грехов. О, конечно, это самый тяжелый грех. Вы знаете, что его совершил некогда св. пророк Иона, которому Бог повелел идти в Ниневию и проповедовать там о покаянии. А Иона не послушался, решил бежать от Бога. Он сел на корабль, шедший в противоположном Ниневии направлении, и думал уйти от гнева Господня. Бог сейчас же покарал его: воздвиг Он страшную бурю на море, так что корабль близок был к гибели. И взмолились корабельщики богам своим, прося их о помощи. Они подумали: верно, есть среди нас кто-либо прогневавший Бога, и из-за него терпим тяжкое бедствие. Бросили жребий, и пал жребий на Иону. Его расспросили, и он признался, что не хотел исполнить повеление Божие, и сам просил бросить его в море, чтобы утихла буря. Жалко было корабельщикам бросить Иону, но корабль был близок к гибели, а Иона настаивал, чтобы не щадили его; и бросили его в море, и разом утихла буря.

Видите, как страшно ослушаться Господа! Видите, как страшно наказывает Господь своих ослушников: повелел бросить в море, повелел поглотить его огромной рыбе, которая выбросила его на берег. Смерти не предал его, зная что придет Иона к покаянию. Это нам пример. Будем же помнить, что не только все прямые Божии повеления, но и обеты наши Богу исполнять должны мы немедленно и в точности, ибо неисполнение обетов есть тоже большой грех.

Вот видите, как истинны, как глубоко важны слова Христовы о бревне, которое не замечаем в глазу своем. Поверьте, поверьте, что мы часто не замечаем бревна в глазу своем. Поверьте, убойтесь примера пророка Ионы, убойтесь наказания Божия за неисполнение Его повелений: убойтесь того, чтобы не замечать самого главного, самого тяжелого греха своего, как фарисей, который считал себя праведником.

Знайте, что Господь не оставляет нас и тогда, когда выходим из повиновения, отказываемся творить волю Его. Он вразумляет нас тяжкими, неожиданными болезнями, большими несчастьями.

А потому возьмем за правило: если постигнет кого-либо из нас неожиданная болезнь, то пусть призадумается глубоко и поищет, за что и почему послал ему Бог эту болезнь, это несчастье. Если будем искренни, глубоко исследуем сердце свое, то поймем, за что и почему.

Да вразумят же нас те испытания, те болезни, которые посылаются от Бога, Да никогда не забудем слов Христовых о бревне в глазу. Да не забудем о фарисее, считавшем себя праведником, но не получившем от Бога такого оправдания, какое заслужил грешный, но смиренный мытарь.

Положите себе правило никогда не вспоминать добрых своих дел, совсем забывайте о них. Помните всегда только о грехах, о дурных делах ваших. И тогда станете смиренными, будете считать себя грешнее всех людей, а смирение есть первая и основная добродетель христианина.

Да спасет же всех нас Господь Бог наш Иисус Христос от самоправедности, самосвятства и высокоумия и да дарует нам святое смирение. Аминь.

1952 год