Главная \ Приходская стенгазета \ 17 июля. Преподобного Андрея Рублева, иконописца

17 июля. Преподобного Андрея Рублева, иконописца

← Предыдущая Следующая →
17 июля. Преподобного Андрея Рублева, иконописца

Преподобный Андрей Рублев, иконописец, родился около 1360–1370 гг. Иноком он стал между 1380 и 1405 гг., подвизался в Троицкой обители, где находился в послушании у игумена преподобного Никона Радонежского (ученика преподобного Сергия), и в Спасо-Андрониковом монастыре в Москве.

В 1405 году преподобный Андрей с иконописцем Феофаном Греком участвует в создании иконостаса и росписей Благовещенского собора Московского Кремля. В 1408 году вместе с иноком Даниилом Черным он расписывает собор Успения Пресвятой Богородицы во Владимире (частично эти фрески сохранились, в том числе изображение Страшного Суда), пишет для Успенского собора иконостас. Позже преподобным Андреем написан так называемый Звенигородский деисусный чин для собора Рождества Пресвятой Богородицы в Саввино-Сторожевском монастыре под Москвой.

В 20-е годы XV века Андрей с Даниилом по поручению игумена Никона расписывает Троицкий собор Сергиевой обители и создает для него иконостас. Прославленная во всем мире икона Живоначальной Троицы написана по благословению преподобного Никона святым Андреем в похвалу преподобному Сергию Чудотворцу. Эта икона стала образцом для других иконописцев: Стоглавый Собор 1551 года постановил писать образ Пресвятой Троицы так, как писал его Андрей Рублев. Последняя работа святого Андрея – роспись Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря.

Написание святой иконы или фрески является духовным подвигом, требующим и художественного мастерства, и высокого христианского благочестия. Возношение ума к Невещественному и Божественному Свету при созерцании и написании святых икон – вот что отличало святого Андрея и его спостника Даниила, как отмечал преподобный Иосиф Волоцкий. Глубокое постижение учения Святой Церкви, жизни святых и их творений преподобный Андрей выразил в линиях и красках написанных им икон и фресок.

Согласно источникам, в ХV-ХVII вв. никто не сомневался в святости Андрея Рублева. В Троице-Сергиевой обители инок Андрей всегда почитался святым. Подвигом иконописания святой Андрей возвещает людям истину о Боге, в Троице славимом, вселяя мир в души всех, кто с молитвой взирает на созданные им образы.

Святой Андрей почил в Бозе около 1430 года и погребен в Спасо-Андрониковом монастыре.

Поместным собором Русской Православной Церкви в 1988 году канонизирован в лике преподобных святых.

Дни памяти

4 сентября (переходящая) – Собор Московских святых
19 июля – Собор Радонежских святых
17 июля

Преподобному Андрею Рублеву

Тропарь, глас 3

Боже́ственнаго све́та луча́ми облиста́емый,/ преподо́бне Андре́е,/ Христа́ позна́л еси́ Бо́жию Прему́дрость и Си́лу,/ и ико́ною Святы́я Тро́ицы всему́ ми́ру пропове́дал еси́/ Еди́нство во Святе́й Тро́ице./ Мы же со удивле́нием и ра́достию вопие́м ти:/ име́яй дерзнове́ние ко Пресвяте́й Тро́ице// моли́ просвети́ти ду́ши на́ша.

Кондак, глас 8

От ю́ности к Боже́ственней красоте́ устремля́яся,/ чу́дный иконопи́сец в земли́ Росси́йстей был еси́,/ и, богоно́сным твои́м учи́телем поревнова́в,/ сия́нием доброде́телей украси́лся еси́, преподо́бне Андре́е,// те́мже и яви́ся Це́ркве на́шея похвала́ и ра́дование.

Величание

Ублажа́ем тя, преподо́бне о́тче наш Андре́е, о́браз Пресвяты́я Тро́ицы нам дарова́вый, и тем луча́ми Триипоста́снаго Божества́ всех нас просвети́вый.

Молитва

О, преди́вный иконопи́сче преподо́бне о́тче Андре́е! Услы́ши моле́ния на́с, гре́шных, с ве́рою, наде́ждою и любо́вию взыва́ющих тебе́, и бу́ди предста́телем на́шим пред Свято́ю Тро́ицею. Твори́вый благода́тно в хра́мех Бо́жиих, помози́ и на́м созида́ти хра́мы во сла́ву Бо́жию. Пости́гнув та́йны красоты́ и́стинныя, озари́ на́с позна́нием красоты́ богослуже́ния нетле́нныя. Исцеля́яй ду́ши взира́нием на ико́ны твоя́, да́руй на́м и моще́й твои́х цельбу́. Послужи́вый едине́нию ве́рных, исхода́тай и на́м еди́ным се́рдцем и еди́ны устны́ восхвали́ти утиша́ющаго ро́зни ми́ра сего́ в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Андрею иконописцу

Протоиерей Димитрий Смирнов

Память преподобного Андрея Рублева
(из проповеди в Крестовоздвиженском храме 16 июля 1988 года, вечер)

Завтра Святая Церковь чтит память новопрославленного святого преподобного Андрея Рублева, который жил в пятнадцатом веке, следовательно, свыше пятисот лет тому назад, и при жизни почитался как выдающийся иконописец. О нем есть упоминания и в летописях, правда очень скупые и краткие. Неизвестно, откуда он родом, как он жил, как подвизался, как молился, – почти ничего неизвестно, кроме того, что он был учеником преподобного Сергия и по его благословению написал «Троицу».

Можно спросить: а на каком основании он канонизирован как святой? Дело в том, что примерно через восемьдесят-сто лет после покрытия олифой икона чернеет, и изображение на ней перестает быть видно. Поэтому когда иконы, которые написал Андрей Рублев, потемнели, эти доски стали использовать для написания других икон, и память о его живописи исчезла из Церкви. Андрей Рублев был вновь открыт в двадцатом веке, когда его иконы расчистили. Расчистили – и ахнули: кто же мог создать такую красоту? Бросились к летописям и увидели, что в эти времена творил такой иконописец, ученик преподобного Сергия. И стало совершенно очевидно, что эти иконы могли быть созданы только им. Поэтому Андрей Рублев явился в двадцатом веке как бы заново. На каком же основании Церковь заключает о его святости? Это зиждется на одном-единственном аргументе, но это аргумент такой силы, против которого сказать уже ничего нельзя: за него говорят его иконы. Такую красоту мог создать только святой человек. И после того, как он написал свои иконы, было даже специальное Соборное постановление, чтобы писать только как Андрей Рублев. Хотя сам он отступал от канонов, существовавших в то время, но то, что он написал, стало каноном, то есть в переводе с греческого – правилом.

Преподобный Андрей расписал много храмов в Москве, Звенигороде и других местах, но от его фресок сохранились только фрагменты. Он написал очень много иконостасов, но полностью ни один иконостас тоже не сохранился. Из Звенигородского иконостаса до нас дошло только несколько икон. Самая знаменитая – «Спас», которую отняли у Церкви, и она сейчас в Третьяковской галерее, и «Апостол Павел» и «Архангел Михаил» – тоже в Третьяковской галерее. Эти иконы каждый из нас должен обязательно увидеть, и не только увидеть, надо их знать, надо на них долго и долго смотреть, надо их очень хорошенько запомнить, особенно «Троицу», написанную по благословению преподобного Сергия и ставшую художественным изображением высокого богословия этого святого, который в честь Пресвятой Троицы основал свой монастырь – Троице-Сергиеву Лавру. Ее так и называли – дом Пресвятой Троицы.

Все искусствоведы – православные, католики, баптисты, методисты, верующие, неверующие – единодушно признают «Троицу» Андрея Рублева высочайшим шедевром мирового искусства и говорят, что никто никогда ничего подобного не создавал и, естественно, создать уже не может. Это был взлет человеческого духа на совершенно недосягаемую высоту. Рублевская «Троица» есть удивительное явление Бога на землю, потому что без помощи Божией создать такую невыразимую красоту, перед которой преклоняются все, независимо от их веры, невозможно. Эта красота сокрушительна, она имеет небесное происхождение.

Икона есть образ Божий или образ святого, и, глядя на образ, верующий человек умом и сердцем возносится к первообразу. И чем совершеннее икона, чем она духовнее, тем сердце легче устремляется к небу. Когда человек стоит перед образом «Троицы» Андрея Рублева, его ум и сердце возносятся к Самой Пресвятой Троице, поэтому роль этой иконы огромна. Вот такой колоссальный аргумент в пользу святости преподобного Андрея Рублева. Творение его ума, его сердца, его рук пережило века и до сих пор продолжает действовать. Конечно, грешному человеку создать такое невозможно. Дела рук человека свидетельствуют о устроении его души. «Дерево познается по плоду». Вот стоит перед тобой человек. Как узнать, каков он? Надо рассмотреть, какова его жизнь, какие у нее плоды: посмотреть на его поступки, на выражение его лица, на его слова, на его детей, на ту работу, которую он делает. И если во всем этом присутствует красота, то это от Бога…

Вся красота от Бога, и красота – это есть величайший аргумент. Федор Михайлович Достоевский, наш замечательный писатель, говорил, что только красота спасет мир. Только красота. А красота утрачивается, более того, с потерей Бога утрачивается даже понятие о красоте. То, что всегда, во все эпохи считалось уродливым, теперь многие находят красивым…

Но ведь красота – вещь абсолютная. Никто не может сказать, что «Пресвятая Троица», написанная Андреем Рублевым, безобразна. Никто не может сказать, что небо некрасиво или что некрасив уссурийский тигр, или бабочка махаон, или павлиний глаз. Есть ли на свете такой человек, который, увидев эту бабочку, скажет: она не красива? Нет, потому что красоте, созданной Богом, покоряются абсолютно все. Поэтому красота может стать критерием истинности нашей жизни. Каждый из нас имеет всегда в душе, в уме очень много вопросов: что мне делать? как мне поступить? что сказать? И критерием можно сделать красоту. Вот ты хочешь что-то совершить – а подумай немножечко: красиво ли это? И если это некрасиво, то это будет и безбожно, потому что то, что имеет хоть какое-то касание к Богу, это всегда красота…

К сожалению, по своей греховности мы часто за красоту принимаем красивость. Мы люди душевные и плотские, а не духовные, поэтому духовную красоту часто не видим и не ощущаем и в силу нашей чувственности любим красоту душевную, душевность. И в отношениях с людьми нам больше нужна душевная красота, нежели духовная, потому что духовная красота требует от человека слишком большой высоты…

В человеке должно быть все прекрасно, и, конечно, самое главное – это его душа. Как бы ты ни был красив лицом, пройдет несколько лет, и это лицо покроется морщинами, глаза потеряют свой блеск, волосы поредеют, изменят свой цвет…. А красота души – вечная. Если ты красив душой, то твою красоту и на земле будут помнить, а главное, она пойдет вместе с тобой туда, в другой мир, в мир духовный. Если наша душа стала прекрасной – а прекрасной ее может сделать только Бог, – тогда она окажется с этими прекрасными людьми, которые тоже пребывают там, где вечная красота. Тогда мы увидим Андрея Рублева, преподобного Серафима Саровского, Матерь Божию и будем вместе с ними всегда, вечно.

Все мы ценим хороших, надежных, преданных, любящих друзей, потому что одна из самых больших драгоценностей на земле – это красота человеческого общения. А ведь когда мы оставим все и пойдем в Царствие Небесное, мы приобретем «во сто крат более, – как Господь сказал, – и братьев, и сестер, и отцов, и матерей». Только подумаем, какие люди нас будут окружать в Царствии Небесном! Просто дух захватывает! Самые выдающиеся, самые совершенные, самые умницы, самые красивые душой, самые нежные, самые любящие, самые верные, самые преданные, самые надежные. Какая красота! А если мы душу свою не уготовим для Духа Божия, если не войдем в Царствие Небесное, где мы будем пребывать? Там, где пребывают грешники, которые любят свой грех… Но это будет совсем другая компания – компания людей самовлюбленных, гордых, тщеславных, завистливых, жадных, спорливых, настаивающих на своем, миролюбцев, угодников плоти. Каждый выбирает то, что ему по душе. Какая твоя душа, то ты и наследуешь. Выбирай: вот правда, красота – а вот всякая погибель, и ужас, и кошмар, и отсутствие гармонии.

Если мы посмотрим жития святых – Василия Великого, Серафима Саровского, преподобного Сергия Радонежского, мы удивимся, что же это были за люди. Это были живые ангелы, в которых через увеличительное стекло, через микроскоп нельзя увидеть ни одного недостатка, ни одного изъяна! А с чего они начинали? Так же как и все мы, родились от папы и мамы, так же учились грамоте, так же молились Богу. Но они очистили свою душу – и нам этот труд предстоит. В этом-то и заключается смысл нашей жизни христианской, чтобы красота в нашем сердце победила уродство; чтобы выправить свою душу, чтобы все, превращающее нас в зверей, в демонов, в бесов, очистить; чтобы нам превратиться в ангелов; чтобы не было у нас ни в душе, ни на языке, ни в уме ничего дьявольского, а было все только прекрасное, святое – все то, что сопряжено с любовью Божией.

Конечно, ради этой любви и красоты нужно очень много пострадать. Рублев тоже не стал сразу Рублевым. Он очень долго учился, он очень много написал икон. Безусловно, он был одарен от Бога, но, чтобы достичь такой легкости, такого совершенства, труда нужно очень много. Даже чтобы научиться в цель стрелять, и то сколько нужно труда положить… А тем более чтобы душу усовершить, достичь высоты духовной, научиться молитве – сколько нужно пролить кровавого пота! С тех пор как человек отпал от Бога, не захотел жить с Богом, на земле все дается с трудом… Само собой ничего не будет. Поэтому будем трудиться… Чем больше трудимся, тем больше награда…

Мир спасет красота. А самая главная красота – это красота сердца человека. Поэтому будем стараться. Конечно, сразу мы этого не достигнем, надо сердце выправлять потихонечку: последить за своей речью, за тем, что ты говоришь; посмотреть за своей интонацией, каким тоном ты с людьми разговариваешь, особенно с близкими… Последить за выражением своего лица, последить за своими чувствами, за своими мыслями, за движениями души последить…

У каждого человека существует понятие о красоте, потому что нас всех Господь создал. Если взять любого человека… и посмотреть на его душу. Сколько же в ней добра, сколько красоты! Сколько в ней заложено богатства! А ведь какой все грязью залеплено… Как же много нам надо над душой потрудиться, чтобы все наносное, что прилипло от этого мира, очистить, чтоб то, что создано в нас Богом, расцвело! …

Постепенно хоть что-то начни делать, потихонечку греби против течения. Не можешь сразу все – но хоть что-нибудь. Посмотри на свою душу: какой у тебя самый главный грех, что самое гнусное, самое противное, чего ты перед людьми стыдишься, что наибольшее отвращение у тебя вызывает? Самому тебе противно – а подумай, как же Богу на тебя противно смотреть, и исправься. Сразу не можешь – начинай постепенно. Но трудись каждый день, старайся… И увидишь, как с помощью Божией душа твоя начнет расцветать… Господь знает, что человек слаб, и немощен, и грешен, но, если он хоть шевелится, Господь поможет – обратись только к Нему…

Вот и надо нам стараться. Терпением, любовью, кротостью, смирением спаси себя – и вокруг тебя спасутся тысячи. Стань святым. Серафим Саровский стал святым – и сколько людей спас. Сергий Радонежский стал святым – и мы его учеников сегодня прославляем: Андроника преподобного и Андрея Рублева. Без Сергия смогли бы они? Нет, не смогли бы. По молитвам его, старца своего, духовного отца, с его помощью стали, он им путь указал. Шли-то они сами, конечно. Каждый человек сам идет, но указать путь надо, особенно на первых порах, это очень важно.

Так что, братья и сестры, будем стараться украшать свое сердце, будем стараться украшать свой ум, будем украшать свои чувства, украшать всю свою жизнь. И тогда за этой красотой потянутся и близкие наши, потянутся и остальные русские люди… Поэтому надо эту красоту являть миру. И никому ее, кроме нас, не явить. Поэтому на нас ответственность лежит не только за нас самих, но и за весь наш несчастный народ, потому что соль-то земли – мы. А если соль силу потеряет, на что она нужна? Если мы себя самих не можем освятить, ну на что же мы годны? Потому у нас и мужья неверующие, потому у нас и дети в церковь не ходят. Что мы можем им показать? Сырое полено как зажжешь? Никак. Нет, надо сначала высохнуть, самим воспламениться, зажечься верою, зажечься добродетелями, красотой – и тогда к этой красоте люди потянутся. Аминь.