Хочу помочь
Скрытое поле:
это поле обязательно для заполнения
Строка ввода:*
это поле обязательно для заполнения
Телефон:*
это поле обязательно для заполнения
Область ввода:*
Спасибо! Форма отправлена
Стать волонтером
Скрытое поле:
это поле обязательно для заполнения
Строка ввода:*
это поле обязательно для заполнения
Телефон:*
это поле обязательно для заполнения
Область ввода:*
Спасибо! Форма отправлена
г. Москва, Анадырский проезд, вл. 8.
Главная/Приходская стенгазета/18 декабря. Преподобного Саввы Освященного

18 декабря. Преподобного Саввы Освященного

← Предыдущая Следующая →
18 декабря. Преподобного Саввы Освященного

Святой Савва, озаривший палестинскую пустыню своим житием, подобным ангельскому, родился в небольшом городке Муталаска, в Каппадокии, в 439 году. Уже в восьмилетнем возрасте он, осознав суетность мира сего и исполненный пламенной любви к Богу, вступил в расположенный неподалеку Флавианский монастырь. Несмотря на все старания его семьи вернуть мальчика назад, тот остался непреклонным в своем решении и быстро приобщился ко всем монашеским послушаниям, в особенности к воздержанию и чтению Псалтири наизусть.

Однажды, работая в саду, он ощутил желание съесть яблоко, однако, едва лишь сорвав плод с ветки, силой преодолел в душе соблазн чревоугодия, сказав себе: «Хорош на вид и приятен на вкус был плод, принесший мне смерть посредством Адама, который возжелал того, что прельщало его плотские очи, и более заботился об услаждении своего чрева, нежели о духовном блаженстве. Неужели же мы станем, впав в духовную дремоту и оцепенение, удаляться от благостного воздержания?» Тотчас бросив яблоко на землю и поправ его стопами, он одержал победу над вожделением и за всю жизнь не вкусил более яблок. В мальчике было столько самоотверженности и духовной зрелости, что он предавался посту и бдению наравне с самыми опытными подвижниками и превосходил всех собратьев в смирении, послушании и самообладании.

Проведя в этом монастыре десять лет, святой Савва с благословения настоятеля отправился в Иерусалим (456). Разыскав там знаменитого святой жизнью преподобного Евфимия Великого, Савва со слезами умолял старца взять его к себе в ученики. Однако тот сперва отослал юношу в монастырь святого Феоктиста, поскольку не в его обычаях было принимать безбородых юнцов в число суровых пустынножителей. Под началом святого Феоктиста Савва, являя собой образец отречения от собственной воли и смирения, целый день неустанно служил братиям, проводя ночи в молитвах и песнопениях. Вскоре юноша достиг такого совершенства в добродетелях, что сам преподобный Евфимий называл его «отроком-старцем».

По смерти святого Феоктиста в 469 году, Савва получил позволение удалиться в пещеру, расположенную на некотором расстоянии от монастыря. Там он проводил пять дней в неделю в непрестанной молитве, без всякой пищи, занимая руки плетением пальмовых листьев, по субботам же и воскресеньям приходил в монастырь для участия в литургии и совместной трапезе. С отдания праздника Богоявления и до Вербного воскресенья преподобный Евфимий имел обыкновение брать его с собой в пустыню Рува, где, никем не отвлекаемый, он упражнялся в самых высоких добродетелях и богообщении. Так святой Савва возрос в меру величайших подвижников веры и после кончины святого Евфимия окончательно удалился в безлюдную пустыню для единоборства с самим сатаной и его служителями. Его оружием были лишь знамение Креста Господня и призывание святого имени Иисуса.

Проведя в отшельничестве четыре года, святой Савва был приведен ангелом к пещере, расположенной у самого края обрыва на левом берегу Кедрона. Здесь преподобный провел в созерцании и молитве следующие пять лет. Лишь после этого Господь дал знать Своему испытанному воину, что настало время передавать опыт подвижнической жизни ученикам.

Каждому приходящему к нему послушнику святой устраивал отдельную келью в одной из многочисленных окрестных пещер и обучал новоначальных всем премудростям пустыннического жития. После того как число его учеников очень скоро достигло 70, по молитве святого из расселины у подножия его пещеры забил источник живой воды в утешение и укрепление братии. Монахи собирались вместе для совершения общих богослужений в просторной пещере, видом напоминавшей храм. Эту пещеру святой Савва отыскал, ведомый знамением огненного столпа.

Число насельников основанной преподобным лавры непрерывно увеличивалось, достигнув 150 человек. Множество паломников все время стекалось в обитель, чтобы получить спасительное наставление и благословение и принести дары и пожертвования, благодаря которым монахи могли снабжать себя всем необходимым, не отвлекаясь заботами суетного мира. Несмотря на смиренный отказ преподобного принять священство, он все же был рукоположен в пресвитера в 53 года, дабы иметь возможность должным образом руководить учениками.

Большое число послушников не мешало, однако же, святому Савве по-прежнему питать любовь к уединению. Ежегодно, по примеру своего духовного отца преподобного Евфимия, он на время Великого поста уходил далеко в пустыню. Во время одного такого пребывания в безлюдных местах преподобный обосновался на холме под названием Кастеллий, где обитали бесы. Очистив это место молитвами, он основал там новый общежительный монастырь для уже испытанных в подвижнической жизни иноков (492). Для тех же, кто только недавно ушел из мира, святой Савва устроил к северу от лавры третью обитель, чтобы они обучались аскетической жизни и чтению Псалтири наизусть (493).

Преподобный позволял подвизаться в уединении лишь опытным монахам, которые приобрели навык различения и хранения помыслов, сердечное смирение и совершенное отречение от собственной воли. Юных же иноков он отправлял сперва на послушание в обитель к святому Феодосию.

В то время, когда многочисленное палестинское монашество смущалось монофизитской ересью, противной решениям Халкидонского Собора, патриарх Иерусалимский Саллюстий назначил святого Феодосия и святого Савву архимандритами и экзархами всех монастырей, находившихся в юрисдикции святого града (494): Феодосию было вверено общежительное, а Савве – отшельническое монашество, а также иноки, жившие по кельям в лаврах.

Непримиримый враг служителей ада, святой Савва всегда был кроток и снисходителен по отношению к людям. Так, когда дважды, в 490 и 503 годах, часть его братии поднимала возмущение против настоятеля, он сам добровольно покидал свой пост, не пытаясь отстоять словами либо навязать силой свою власть, и лишь по настоянию патриарха снова принимал бразды правления. Узнав о том, что 60 монахов, ушедших из-под его власти в заброшенную обитель, так называемую Новую лавру (507), находятся в крайней нужде, преподобный испросил у патриарха некоторую сумму золотом, которую сам доставил к ним и даже помог ослушникам построить церковь и организовать новый монастырь со своим собственным игуменом.

Достигнув блаженного бесстрастия и неколебимого предстояния Богу в душе, святой Савва приручал диких зверей, исцелял больных и молитвами призвал благодатный дождь на область, мучимую засухой и голодом. Преподобный продолжал и дело насаждения новых обителей в безлюдной пустыне, так что, помимо должности главы отшельников, на нем лежали обязанности духовника семи монашеских общин. Святой Савва мудро предводительствовал легионами смиренного Христова воинства, всеми силами заботясь о единстве в вере своей паствы.

В 512 году он вместе с другими монахами был направлен в Константинополь к императору Анастасию, благосклонно относившемуся к монофизитам, дабы поддержать православную веру, а также добиться некоторых налоговых льгот для Иерусалимской Церкви. Императорская стража не желала поначалу впускать во дворец бедного и смиренного пустынника в ветхом одеянии, приняв его за нищего. Преподобный Савва произвел столь сильное впечатление на императора, что тот во время долгого пребывания святого в столице охотно призывал его к себе, наслаждаясь мудростью речей святого.

По возвращении в Палестину Савва должен был вступить в упорную борьбу с еретическим патриархом Антиохийским Севиром. Сумев вновь завлечь императора в тенета ложных учений, Севир добился в 516 году смещения святого Илии с Иерусалимской кафедры. Тогда по призыву святых Саввы и Феодосия более 6 тысяч монахов собрались вместе, дабы побудить его преемника, патриарха Иоанна, продолжать защиту решений Халкидонского Собора. Услышав об этом, император уже был готов применить силу. Тогда святой Савва направил ему от имени всех монахов Святой Земли смелую петицию.

Однако в том же 518 году Анастасий умер, и новый властитель Юстин I по милости Божией подтвердил свою приверженность Православию и распорядился внести Халкидонский Собор в святые диптихи. Святой Савва был тогда же послан в Скифополь и Кесарию, чтобы сообщить верным радостную весть о победе.

В 531 году, во время кровавого восстания самаритян, святой Савва вновь отправился в Константинополь к благоверному императору Юстиниану, дабы заручиться его помощью и покровительством. Со своей стороны, он пророчески предсказал правителю предстоящее отвоевание Рима и Африки, а также будущую славную победу над монофизитством, несторианством и оригенизмом – события, которым суждено было прославить царствование Юстиниана.

С радостью встреченный в Иерусалиме, неутомимый служитель Господень основал там монастырь Иеремии, а затем окончательно удалился в Великую лавру.

Достигнув 94 лет, святой Савва заболел и мирно почил в Господе 5 декабря 532 года, оставив своим преемником святого Мелитона (Мелита).

Нетленные мощи преподобного были положены в его лавре при огромном стечении монахов и мирян. Во времена Крестовых походов их перевезли в Венецию; вновь возвращены в монастырь святого Саввы уже в наше время, 26 октября 1965 года.

Лавра святого Саввы, ставшая впоследствии общежительным монастырем, сыграла выдающуюся роль в истории египетского и палестинского монашества. В ней просияли многие святые: Иоанн Дамаскин, Косма Маиумский, Стефан Савваит, Андрей Критский и др. Именно здесь сложился и был принят в окончательном виде Типикон, по которому доныне совершаются богослужения в Православной Церкви, и была написана значительная часть существующих церковных песнопений.

(Источник: https://pravoslavie.ru/58196.html#_edn1)

См. также: "Житие и подвиги преп. отца нашего Саввы Освященного" в изложении свт. Димитрия Ростовского.

Преподобному Савве Освященному

Тропарь, глас 8

Слез твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́, Са́вво о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак, глас 8

Я́ко от младе́нства Бо́гу же́ртва непоро́чная/ прине́слся еси́ доброде́телию, Са́вво блаже́нне,/ садоде́латель быв благоче́стия./ Те́мже был еси́ преподо́бных удобре́ние,/ граждани́н же пусты́нный достохва́лен./ Те́мже зове́м ти:// ра́дуйся, Са́вво пребога́те.

Молитва

О, преди́вный и всехва́льный уго́дниче Бо́жий, преподо́бне о́тче Са́вво! Днесь (во святе́м хра́ме твое́м) благогове́йно предстоя́ще пред свято́ю ико́ною твое́ю и ра́достно соверша́юще пресве́тлую па́мять твою́, ублажа́ем тя засту́пника на́шего. Почита́юще же твое́ ве́лие дерзнове́ние пред Го́сподом, смире́нно мо́лим тя, преблаже́нне приими́ ми́лостивно от нас хвале́бное пе́ние сие́, от любве́ и усе́рдия тебе́ приноси́мое. И, я́ко име́яй ве́лие дерзнове́ние ко Го́споду, потщи́ся Богоприя́тным твои́м хода́тайством испроси́ти у Царя́ ца́рствующих и Го́спода госпо́дствующих, я́ко да проба́вит вели́кия и бога́тыя ми́лости Своя́ на нас гре́шных, да пода́ст нам дух пра́выя ве́ры, дух ве́дения и любве́, дух ми́ра и ра́дости о Ду́се Свя́те, да изба́вит от бед и напа́стей, да низпослет вся поле́зная ко спасе́нию душ на́ших. Всем же правосла́вным да низпослет мир, тишину́, безмяте́жие, усе́рдие ко исполне́нию за́поведей Его́, изоби́лие плодо́в земны́х; да изба́вит всю Росси́йскую страну́ от гла́да, тру́са, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нных и междоусо́бныя бра́ни, смертоно́сныя я́звы и от вся́каго зла. Ей, уго́дниче Бо́жий! Не пре́зри моле́ний на́ших, но услы́ши нас моля́щихся тебе́, и под кро́вом заступле́ния твоего́ сохрани́ нас (и оби́тель сию́) ненаве́тны от враго́в ви́димых и неви́димых, да сподо́бимся сконча́ти житие́ на́ше в покая́нии и восприи́мем ве́чная блага́я во ца́рствии Христа́ Бо́га на́шего, иде́же восхва́лим с тобо́ю и все́ми святы́ми достопокланя́емое и́мя Пресвяты́я Тро́ицы, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

АКАФИСТ ПРЕПОДОБНОМУ САВВЕ ОСВЯЩЕННОМУ

Протоиерей Григорий Дьяченко

Преподобный Савва Освященный

(О десятой заповеди закона Божия, запрещающей нечистые мысли и желания)

I. В день преподобного и богоносного отца нашего Саввы Освященного, который проводил жизнь святую и был так внимателен к своему духовному состоянию, что каждую мысль свою, каждое желание и каждое чувство и малейшее движение своего сердца подвергал тщательному самоосуждению, дабы не погрешить пред Господом не только делом или словом, но и мыслию, уместно будет, братие мои, поразмыслить о том: с такою ли осторожностью мы относимся к своим мыслям и желаниям своего сердца, с какою относился преподобный Савва «освященный», и не допускаем ли мы грехов, прямо и ясно запрещаемых десятою заповедью закона Божия.

II. а) Десятая заповедь, запрещающая нечистые мысли и желания, служит, братия мои, дополнением всех остальных. Она объясняет нам, что Бог требует от нас не только внешней добродетели, но и внутренней чистоты; Он требует от нас жертву нашей воли, от которой происходят дурные поступки. Человеческие законы могут запретить только преступления, видимые на глаз; человеческие же мысли вне их власти.

Сердце падшего человека похоже на галерею нечистых представлений, подобную той, которую с ужасом увидел пророк Иезекииль. Но все окутано для нас непроницаемой тьмой. Это скрыто от чужого глаза в таинственной глубине личности, которая в каждом из нас образует как бы остров, окруженный несудоходным морем. Никто не может ни взойти на него, ни подойти к нему. Один святой Законодатель может превратить это обиталище и источник нечистых желаний, эту мерзость в очах Господа, в Свое святилище. Один Господь может изречь закон, запрещающий не только проступок, но и пожелание сердца.

б) Десятая заповедь учит нас, что Бог требует повиновения, не только наружного в обрядах, но и сердечного.

Соломон говорит о лицемере: «каковы мысли в душе его, таков и он» (Притч. XXIII, 7). «Господь знает мысли человеческия» (Пс. ХСIII, 11). «Господь испытует все сердца и знает все движения мыслей» (1Пар. XXVIII, 9).

Фарисеи учили людей довольствоваться внешней чистотой чаши и блюда. Но этот закон, требующий внутреннего чистосердечия, мог бы научить их тому, что для Бога эти внешние обряды просто омерзительны, когда ими заменяют правосудие, смирение, любовь. Даже язычники признавали, что Богу угодно только послушание самого сердца. Их философы учили:

«Нечестие и несправедливость находятся в помыслах» (Аристотель).

«Человек, задумавший преступление, виноват так же, как и совершивший его» (Ювенал)

«Завистливый взгляд на чужую собственность подобен хищению» (Ксенократ).

в) Эта заповедь предупредительно благодетельна; она милостиво предназначена, чтобы спасти нас от ошибок. Ее цель - не стращать нас, а воспитать. Подобно проблеску из вечности, она открывает нам, где и как должны мы достигнуть единственной цели нашей жизни. Она говорит нам, подобно пророку, сказавшему Иерусалиму: «смой злое с сердца твоего, Иерусалим, чтобы спастись тебе: доколе будут гнездиться в тебе злочестивые мысли?» (Иер. IV, 14). А Соломон говорит: «больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни» (Притч. IV, 23). Да, вот где затруднение: легко быть внешним образом почтенным, легко придерживаться буквы закона, – но повиноваться всем сердцем, всем умом, всей силой, вполне, без всякого ограничения в пользу любимого греха, придерживаться святого закона Божия постоянно, во время своенравного отрочества, пламенного юношества, подверженной искушениям возмужалости, разочарованного возраста – кто из нас такой честный и совершенный человек?

г) Эта заповедь показывает нам, что нельзя вылечить ни одной болезни, не устранив причины ее.

Может ли загрязненный источник доставлять чистую воду? Дает ли испорченное дерево хорошие плоды?

Ах, братие-христиане, сыны православной церкви, нужно бросить целительную соль в журчащий ключ, а то реки, вытекающие из него, будут полны смертоносным ядом. Нужно вырыть корни испорченного дерева, а не только отщипнуть его бутоны и срезать его ветки.

Когда мы бросаем застарелые грехи, то совершаем великий подвиг, но этого еще не достаточно. Мы должны бросить не только самый грех, но и всякое поползновение к нему. Если мы в глубине своего сердца продолжаем любить грех, то мы не преобразились. Мы должны сделаться мертвыми для греха. Святой апостол Павел подразумевал это, когда, мучимый тоской собственного опыта, он говорил, что мы должны совершить обрезание над самим сердцем; что мы должны распять плоть нашу с ее страстями и вожделениями; что мы должны умертвить деяния нашего тела, умертвить члены наши на земле, нечестивые желания, алчность – подобие идолопоклонства, так как за все эти дела на сынов непокорных восстанет гнев Божий. Вот необходимо какое обрезание и вот какие дурные порывы должны быть изгнаны из нас духом Иисуса Христа. Вожделение плоти, развращенность наших телесных желаний, – сладострастие глаз, тщеславные желания и страсти ума, – хвастовство в жизни, наше поклонение мамоне, наше себялюбие, наша надменность, наше пустое тщеславие – вот что необходимо искоренить (Рим. II, 29. Деян. VII, 51).

Мы должны поднять секиру этой заповеди на самые корни упомянутых пороков, т. е. на нечистые желания, нашего сердца. Святой пророк и боговидец Моисей так же говорит нам, как и Иисус Христос, что пока не отсечем их и не бросим, мы не преобразимся и не спасемся (Мф. XVIII, 8).

д) Быть может, вы думаете: «что худо-то в одном желании? Что может быть дурного в неосязаемой мысли?» Ответ двоякий. Во-первых, это неосязаемое желание, как вы говорите, имеет для Бога большое значение. Его видят и слышат на небесах, и на небесах мы должны искать прощения. Во-вторых, когда лелеешь порочную мысль, то она становится плодовитой матерью всех грехов – это яйцо, из которого вылупляется ехидна. Греховные помыслы предвестники греховных дел. Грешное любопытство, скрытое под образом невинного ребенка, останавливается на границах искушения и раскрывает двери к греху; когда оно достигает своей цели, то преображается в огромного великана перед тайным, робким, краснеющим вероотступником и раскрывает двери ко множеству случаев нравственных падений.

Какой грех в одном, например, нечистом взгляде, желании и помысле? Но, ведь, они вовсе не так безвинны. От этих горьких корней берут свой сок и свое питание виноградные лозы Содома и грозды Гоморры. Нечестивый взгляд Давида на Вирсавию (2Цар. XI, 3), когда он прогуливался по дворцовой кровле, – грешные помыслы Ахара (Нав. «VII, 21) утаить ценные вещи (одежду, серебро и золото), – грешные желания Ахава (3 Дар. XXI) завладеть виноградником Навуфея – разве они не были причиной многих зол? Во-первых, вожделение повело к прелюбодеянию; во-вторых – к краже, в-третьих – к убийству.

Единственный способ освободиться от греха, это последовать увещанию святого апостола Иакова: «очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак. IV, 8).

Мы не должны допускать и мысли, что Бог в этой заповеди назначил нам неисполнимую задачу. Нам не особенно трудно устоять против дурных начал, всею силою воли заглушить первые зачатки их наклонностей. Когда же они облекутся в дело, то их не так легко победить.

е) Раньше, чем совершить проступок, мы должны пройти через четыре периода, борьба в которых постепенно увеличивается, так как с каждым периодом требуется более устойчивости.

Вначале является туманная мысль о грехе; если не поспешим изгнать ее из нашего ума, то мы задумываемся и развлекаемся ею.

Затем входим в собеседование с нечистою мыслию и начинаем испытывать приятное ощущение; хотя закон запрещает это, и совесть напоминает нам о законе, но появляющаяся страсть подкупает разум и заставляет его подать голос о согласии на грех.

Далее, чувственность начинает угнетать волю, без свободы которой и совесть бессильна, а затем уже грех будет совершен.

Еще можно назвать счастливым человека, умеющего остановиться на первом грехе; второй совершается уже гораздо легче первого; поэтому, если Бог, по особой милости, не устранит повод к искушению, то одно падение легко превратится во множество падений. Когда человек приучается к нарушениям, то ему становится в тысячу раз труднее разбить те железные оковы, в которые привычка заковывает грешное тело и грешную душу. Тот, кто захочет выиграть самое легкое сражение, должен одержать победу над помыслами своего сердца, т.е. изгнать их прежде, чем они возбудят чувства, против которых труднее устоять.

ж) Десятая заповедь останавливается, главным образом, на внешних видах вожделения: на алчности, которая есть не что иное, как идолопоклонство; на жажде к наживе, против чего она особенно предостерегает, на любви к золоту и т. п. нечистых стремлениях грешного нашего сердца. Не страшно ли и подумать, что смертный грех Иуды произошел из алчности? Даже апостол мог прельститься наживой. И не видим ли мы в каждом поколении ужасные доказательства того, что «корень всех зол есть сребролюбие» (1Тим. VI, 10)? Не грустно ли думать, что многие женщины и мужчины, пользующиеся большой славой и высоким положением, что многие юноши и девицы с большими дарованиями в несколько месяцев разорились из-за желания скорее разбогатеть, не брезгая никаким грязным способом? Нельзя ли применить это нравоучение, например, к Москве и другим нашим городам? Не следует ли нам опасаться, что алчность упадет на нас, подобно звезде «полынь» (Откр. VIII, 11), как сказано в Апокалипсисе, и отравит наши реки своей смертоносной горечью? Не грозит ли нам страшное соперничество между различными сословиями, из-за себялюбивой пышности одного и горькой зависти другого?

Эта заповедь говорит современным богачам: «чем хочешь быть, свободным христианином, или рабом мамоны? Защитником мира или его разрушителем? Примером для всего мира, или его вьючным животным? Ты с каждым днем становишься богаче. Но ведь благосостояние не значит богатство, а лишь довольство. Поэтому, горе тебе, переставшему быть довольным, когда прибившие волны богатства превращаются в огненные озера опьяняющих напитков или в пену себялюбивой наживы. Если это так, то твоя слава тоже исчезнет, как краса Тира, и все состояние твое разрушится, как венецианские дворцы».

«Миллионам наших братий», в эту минуту, нервно истощенным, ослепленным и опьяненным неутолимой жаждой наживы, «продающим честь и честность, чтобы разбогатеть», уклоняющимся перед Богом из-за денег, – всем им десятая заповедь говорит: ищите настоящее богатство, – старайтесь в Бога богатеть (Лук. XII, 21). Чтобы преобразиться, тебе нужно снова открыть истинное значение жизни, следуя учению Господа: «смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения».

з) Эта заповедь, кроме того, учит нас самой плодотворной деятельности – самоотвержению, дающему полное счастье. Внешним признаком этой высокой добродетели служит наша безропотность. Человек, переставший желать, будет счастлив своим воздержанием; человек несребролюбивый будет рад давать с разумной щедростью; христианин, возлюбивший всем сердцем своим Бога и ближнего как самого себя, будет уже здесь на земле предчувствовать небесное блаженство, – он увидит скоро, что в этом возможное для него на земле счастье.

Сила чистой любви изгоняет низшие страсти. Жизнь святых бросает презрительное молчание на золото. И как велика их награда? Они возвышаются над низкими искушениями, которые окружают трудящуюся и томящуюся толпу.

Один святой говорил: «я не имею времени разбогатеть». Другой святой оставлял свои деньги на окне, на лестнице, чтобы кто-нибудь взял их; иногда он покрывал их пылью, говоря: «пепел к пеплу, пыль к пыли». Подобных примеров можно весьма много найти в «Древнем патерике», «Достопамятных сказаниях о подвигах святых и блаженных отцов», в «Луге духовном», житиях святых и т. п. духовных книгах, которые, при всей своей душеполезности, к глубокому сожалению, очень мало известны между нами.

III. Братия-христиане! душа счастлива только с Богом. Душа слишком божественна, чтобы продавать ее за дурные мысли и желания, которые или истлевают, превращаясь в оскверненный дым, или же переходят в действия и мучат грешника своей пустотой и возмездием.

Тот, кто все отдаст Иисусу Христу, получит все; и если кто отдаст жизнь за Христа, всегда найдет ее. Недавно один умирающий миссионер писал из Африки домой: «скажите моей семье и моим друзьям, что я счастлив, что оставил все для Христа. Если бы мне должно было снова совершить мою жертву, то я бы совершил ее не один раз, но тысячу раз. Я не променял бы мою участь на самые великие блага мира». Да и может ли это быть иначе?

Будем, православные христиане, зорко следить за нашим сердцем и его чувством к святой церкви и к ближним и будем направлять его к Господу, подражая в этом преподобному Савве Освященному и другим угодникам Божиим, всегда помнившим святую и великую заповедь Господа: «блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят».

999
руб.
logo11
Лого — квадрат
ХРАМ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
В ЛОСИНООСТРОВСКОЙ
Русская Православная Церковь Московская городская епархия
г. Москва, Анадырский проезд, вл. 8
Ищите нас в соцсетях:
Хочу помочь
Скрытое поле:
это поле обязательно для заполнения
Строка ввода:*
это поле обязательно для заполнения
Телефон:*
это поле обязательно для заполнения
Область ввода:*
Спасибо! Форма отправлена